arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Великая Козихинская война

Оригинал взят у archnadzor в

http%3A%2F%2Fimage.newsru.com%2Fpict%2Fid%2Flarge%2F1557399_20130420213124.gif

Пётр Мирошник

Муниципального депутата Елену Ткач избили на слушаниях в Пресненской управе. Заголовок, занявший первые строчку московских новостей, для меня не звучит как сенсация. Градозащитников бьют много лет. Елена подвергалась насилию со стороны самых разных застройщиков много раз. Даже познакомились мы с ней стоя под кузовом самосвала, который был готов разгрузить прямо на нас строительные леса. Лена была с ребенком. В тот раз обошлось без кровопролития, самосвал уехал, а дом, который планировалось снести ради того, чтобы дать компании, сносящей город, заработать немножко денег, стоит и сейчас.

С тех пор сменился мэр, была объявлена «новая градостроительная политика», Лена стала депутатом и с гордостью рассказывает, что за год ее депутатства на Пресне не снесли ни одного исторического здания. Но при этом шансов получить по голове в мирной, казалось бы, жизни не становится меньше. И для депутата и для простого гражданина.

Общественные слушания, на которых Лену скинули со сцены, имеют длинную предысторию. И если бы мэр был знаком с этой историей, Лена не оказалась бы в больнице, а собрание бы просто не состоялось. Слушался проект градостроительного плана земельного участка по адресу Большой Козихинский переулок 13 - 15. ГПЗУ – самая первая бумажка, которую должен получить застройщик. До появления такой бумажки он не застройщик, а гражданин, проходивший мимо и вдруг захотевший вложить деньги в строительство на этом месте. Но здесь уже живут люди, которых надо привлечь на свою сторону, что-то пообещать. Наличие бумажки - это разрешение на проектирование, за которым следуют, как правило, снос и новое строительство. Но для этого нужно сначала договориться с жителями, а это, как раз, часто не получается.

Козихинские войны длятся много лет. Буквально неделю назад во время экспозиции материалов слушаний на территории управы Пресненского района был избит другой местный житель – у него сломано ребро. В июле 2011 при сносе дома 25 по тому же Большому Козихинскому застройщик пригнал около 50 мужчин спортивного телосложения, устроивших массовое избиение местных жителей. Таких побоищ было несколько, пострадавших десятки, среди них, например, народная артистка Татьяна Догилева. История каждый раз повторяется: расселение, снос, строительство нового здания. Потом одни получают прибыль, а другие трещины в стенах своих старых домов, воду в подвалах после строительства подземных гаражей и очень мало солнца, которое теперь закрывает новый дом, «скорректированный» в процессе строительства на пару этажей вверх (плюс мансарда, да еще технические помещения, которые этажом не считаются).

Я пришел на слушания, где пострадала Елена Ткач, через пару минут после драки. На входе в здание стояла толпа полицейских и крепких мужчин в серых пиджаках. Они не пускали нескольких человек, пытавшихся прорваться внутрь. Я прошел, предъявив паспорт с пропиской на Пресне.

В зале как обычно: все кричат и бегают, фотографируют и снимают видео. Сидящие на сцене молчат. По залу носится крупный мужчина в красном свитере – зачинщик драки, который еще не знает, что завтра он станет звездой ютуба. В запале он предлагает всем желающим меряться силами. Лена лежит на полу перед сценой, несколько полицейских стоят в стороне и, наверное, испытывают жестокий экзистенциальный кризис, не понимая, что теперь делать. Скорая приехала довольно быстро, Лену вынесли на носилках.
Местные жители, похоже, воспринимают происходящее как перформанс, постановочное шоу, где все кругом актеры, а они – зрители, находящиеся в меньшинстве. И это особенно противно.

Все и правда ведут себя как участники постановочного шоу: дерущийся бьет вполсилы, массовка не лезет в драку, даже не встает с мест, а только голосом и собственным присутствием демонстрирует серьезность намерений. В зале и помещениях вокруг до сотни человек, но понять сюжет по силам единицам.

Драка, крики, порванные журналы учета замечаний и предложений останутся яркими воспоминаниями, а в граните в прямом и переносном смысле будет стоять краткий итог: слушания состоялись, стройплощадке быть.

Дальше по известному сценарию: «частичная разборка и реконструкция сносом не является», «дома были аварийными», «да он сам упал», «восстановим фасад так, что вы и не отличите». Все это «очень сложно», застройщик потратил столько лет и столько денег на согласования, отселение жильцов, проектирование, предпроектные работы и компенсационное озеленение, что уже почти в убыток себе работает, мы должны ему простить заработанные миллионы.

Я не вижу выхода.

Нельзя спасти тех, кто не хочет быть спасенным, а жителям Козихи или любого другого района Москвы, в основном, наплевать на все, что происходит дальше порога их квартиры. Власть слушает того, кто от нее чего-то требует, а москвичи не требуют ничего. Они даже на выборы не ходят.

Лена ходит на выборы, даже выигрывает их. Она борется за свой дом, двор и район. Два года назад Лена, не будучи еще депутатом, добилась, чтобы во дворе не косили траву раз в неделю, теперь там разнотравье, на которое приходят посмотреть как на диковину. Я не питаю иллюзий, только хочу пожелать Лене выздоровления, а согражданам желаю не упустить шанс научиться быть хозяевами в своем доме. И еще научиться простой вещи: когда сильный бьет слабого, надо вставать на сторону слабого.


Читать далее на портале "Йополис"</div>
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments