arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Categories:

Масих Алинежад создала в Facebook группу «My Stealthy Freedom», в которой иранки без хиджабов

Оригинал взят у galla_bella в Интервью с Масих Алинежад
image

Проект «Иран настоящий» ранее публиковал новость о присуждении премии Женевского саммита по правам человека и демократии иранской журналистке Масих Алинежад за создание в социальной сети Facebook группы «My Stealthy Freedom» (Моя скрытая свобода). В данном сообществе иранки, несмотря на запрет правительства Исламской Республики, публикуют свои фото без хиджаба. Храбрость и креативность 38-летней иранки заинтересовала редакцию «Иран настоящий» и «Caspian Bridge». Мы связались с госпожой Алинежад, благодаря чему и появилось данное интервью.

Здравствуйте, госпожа Алинежад! По-настоящему приятно побеседовать с такой сильной и креативной женщиной, как вы. Думаю, вы можете быть примером не только для ваших соотечественниц, но и для жительниц Европы или бывшего СССР в борьбе за свои права. Однако, как вы начали работать над сообществом «My Stealthy Freedom»? Как у вас возникла такая идея?

Вначале я просто опубликовала мое собственное фото. Это было в Лондоне. На фото я бежала по улице… Знаете, каждый раз, когда я бегу по улице в свободной стране и чувствую ветер в своих волосах, это напоминает мне о времени, когда я жила в Иране и мои волосы были словно заложники иранского правительства… Вы понимаете? Как будто заключенные!
Это фото получило множество комментариев от иранских женщин. Они хотели такой же свободы. Вскоре после этого я опубликовала еще одно свое фото. Оно было сделано в Иране – я ехала в машине без платка. И в комментарии под этим фото я, обращаясь к иранским женщинам, написала: «Есть ли у вас такие же фотографии, несмотря на то, что хождение без платка не разрешено в нашей стране?» Я предложила им публиковать подобные снимки и делиться своими историями. Для этого нужна была площадка. Поэтому я и создала сообщество «My Stealthy Freedom» (Моя скрытая свобода) в Facebook.
Насколько нам известно, вы сейчас проживаете в США. Почему Вы покинули Иран? И кто вообще такая эта храбрая женщина Масих Алинежад?</b>

Сразу хочу сказать, что я – дитя Революции (Исламской Революции 1979 г. – прим. «Иран настоящий»). Я родилась за 2 года до нее в Иране, в маленькой деревне. В традиционной семье. Что касается причин моего отъезда из Ирана… Я была политическим журналистом и начала критиковать революцию, исламские законы ИРИ, правительство. Внутри страны у меня не было соответствующей площадки для публикации подобных статей. К примеру, когда я начала писать о коррупции внутри иранского парламента, меня уволили с работы. В 19 лет я попала в тюрьму, так как была активисткой и боролась за права человека. Со мной были арестованы мой брат и некоторые из моих друзей. После этого дорога к образованию в Иране мне была закрыта. Я стала колумнистом одной из иранских реформистских газет, и написала статью про бывшего президента Махмуда Ахмадинежада, где подвергла его критике. После этого на меня было совершено несколько нападений со стороны местных традиционалистов и сторонников президента. Это ясно показывает, что быть журналистом в Иране опасно. Для меня это, тем не менее, — не причина того, чтобы оставить Родину. Однако отсутствие платформы для выражения своих взглядов для журналиста – подобно профессиональной смерти. Это и сподвигло меня на решение покинуть Иран. Мой отъезд произошел за два года до знаменитых выборов 2009 года, повлекших множество крупных народных выступлений в Иране.
Покинув Иран, я обосновалась в Великобритании и стала учиться. И там я, как журналист, снова получила голос. Начала интервьюировать членов семей иранских политзаключенных, а также родственников убитых демонстрантов. Это и стало моей работой. Сейчас я проживаю в США, однако периодически посещаю Великобританию.

Думаю, что не каждая иранская девушка способна выехать за границу — у большинства из них на это попросту нет денег. Как вам это удалось?

Я долгое время работала в Иране журналистом. Кроме того, мне пришлось продать дом, чтобы оплатить обучение английскому языку и поступление в университет в Великобритании. Также я опубликовала четыре книги – 2 в Иране и 2 за его пределами.

О чем были эти книги?

Моя первая книга оказалась целиком политической и рассматривала работу иранского парламента. Вторая книга – это роман. Что касается книг, опубликованных за пределами Ирана, то одна из них была посвящена Зеленому движению, а вторая – роман о жизни женщин в ИРИ. Это художественное произведение, но в нем рассказываются реальные истории многих иранок.

Почему женщина, живущая на Западе, так интересуется проблемами иранок?

Потому что я жила в Иране более 30 лет. Я знаю, что это такое – не иметь свободы. С 7 лет я была вынуждена носить платок, лишилась одного из основных и базовых своих прав. Я не могу предать свое прошлое, не могу оставить своих сестер. Помните, я говорила, что, когда бежала по улице Лондона, вспоминала о времени в Иране, времени, когда я не могла быть той, кто я есть — когда правительство игнорирует твое существо, игнорирует твою идентичность. Попав в свободную страну, невозможно оставить все это позади – тюремное заключение в 19 лет, дополнительное поражение в правах. У меня появились силы говорить обо всем этом. Я не могу просто жить в Великобритании и наслаждаться жизнью. Поэтому были написаны мои книги, поэтому я продолжила делать то, что делаю.

Вы считаете, что ситуация с правами женщин в Иране может исправиться? Возможно ли это при нынешнем правительстве и режиме Исламской Республики вообще?

Мне кажется, свобода не дается просто так. Ты должен заплатить за нее. Я потеряла все – свою семью, своих друзей, свою родину, у меня остались лишь воспоминания. При этом я полагаю, что изменения происходят постепенно, мы должны сражаться за свои права. Никто не даст нам наши права, если мы не будем ничего делать. Я должна сказать, что режим нуждается в молчании иранских женщин. Поэтому они не должны молчать. Они тоже должны верить, что свобода не дается просто так и оказывать давление на иранское правительство. Нельзя игнорировать, например, социальные сети. Они дают иранским женщинам голос – то, что не дает телевидение. Если вы посмотрите иранское телевидение, вы увидите лишь женщин в черных хиджабах. Но те женщины, которые не верят в хиджаб – они тоже существуют в Иране, они проживают в Иране. Более 60% студентов иранских университетов – женщины. Все они хотят перемен и не хотят молчать. И если вы спрашиваете меня, есть ли надежда, я отвечу – да.

Ваша группа насчитывает около миллиона подписчиков, и охватывает большую аудиторию, чем некоторые официальные каналы, веб-сайты, журналы и газеты. Как вы думаете – стал ли интернет самым мощным СМИ в современном мире?

Интернет – самое мощное СМИ, которое иранское правительство не может контролировать. У нас есть только интернет и социальные сети. Конечно, наша борьба на ином уровне – правительство имеет оружие, пули и тюрьмы. Мы же можем лишь дискутировать с ними посредством интернета. И я должна сказать, что мы одержим победу, несмотря на всю их силу. Знаете, ведь только в интернете вы можете увидеть настоящее лицо иранских женщин – остальные СМИ контролируются правительством. И многие из нас готовы даже рисковать жизнью в обмен на то, что наши голоса будут услышаны. Что касается «My Stealthy Freedom», то эта группа дала возможность голосам простых иранок, в том числе из маленьких городов, попасть в большие западные СМИ – на BBC и CNN. Это – огромная победа лично для меня. Голоса простых людей теперь на тех же каналах, что и президента Ирана Хасана Роухани, недавно выступившего на CNN!

Многие иранские женщины работают в Маджлисе (парламенте) Ирана, президент Хасан Роухани имеет двух женщин-заместителей, Шахиндохт Моулаверди и Масуме Эбтекар. Марзие Афхам занимает высокий пост спикера Министерства иностранных дел. Более 60% иранских студентов – девушки, как вы сказали ранее. Многие в связи с упомянутыми факторами говорят, что права женщин в Исламской Республики равны мужским. Почему же вы боретесь за эти самые права? Что вы собираетесь добиться своей борьбой? Так ли она необходима?

Да, в Иране действительно 60% студентов – девушки. Однако если посмотреть на парламент, то там вы увидите около 300 депутатов-мужчин и лишь 13 женщин. В иранском правительстве, как вы правильно заметили, есть 2 женщины – Эбтекар и Моулаверди, но они никогда не поднимают вопрос прав женщин. Когда госпожа Моулаверди выступала на сессии Генасамблеи ООН, ее основным тезисом было то, что иранская конституция и законодательство полностью гарантируют права женщин в Иране. Но это большая ложь! Да, иранки иногда занимают высокие посты, но они лгут о положении основной массы женщин в стране. Правовые нормы Ирана основаны на исламских законах. Согласно исламским законам женщина не имеет права после развода остаться со своим ребенком, по исламским законам вес мужского и женского свидетельства в суде различен – женщина, фактически, признается лишь половиной мужчины. По исламским законам женщина принуждается к ношению платка с 7 лет, при том, что мужчина имеет право одеваться так, как он хочет. По исламским законам, женщина не может путешествовать за границу без получения разрешения мужчины. По исламским законам девушка не может вступить в брак без разрешения отца. По исламским законам женщине не позволяется учиться без разрешения мужа. По исламским законам женщине не позволено быть кандидатом на президентских выборах. Все это показывает, что да, женщины в Иране исключительно образованы, однако они находятся под давлением своего собственного правительства и конституции, основанной на исламских нормах. Согласно данным лишь за один прошлый год не менее 3,6 миллиона иранок были задержаны на улицах городов и 10 000 – отправлены в суд. За что? За то, что они не следовали исламским законам. Таким образом, я считаю, что правительство не должно игнорировать права иранских женщин, закрывать глаза на их существование и отрицать их. Эти женщины живут в Иране, они любят свою страну и хотят в своей стране быть свободными.
Когда миссис Моулаверди выступала на Генеральной Ассамблее, я остановила ее и задала один-единственный вопрос. Я спросила: «Миссис Моулаверди, вы говорите, что иранский закон полностью гарантирует права женщин в стране. Вы действительно верите в это? Вы сейчас в ООН, прибыли в Америку в полном хиджабе, что, несомненно, ваш выбор. Позволено ли мне прибыть в Иран со своим выбором – не одевать платок. Ведь известно, что даже женщины-политики, прибывающие в Иран, обязаны надевать хиджаб». И она ничего не ответила. Как видите – иранское правительство порой ставит женщин на высокие посты в парламенте и правительстве, однако эти иранки – против реального соблюдения прав женщин.

Многим девушкам и женщинам по душе подчиняться своим мужьям, братьям и отцам. Как вы думаете – почему? Они боятся решения проблем и принятия решений или имеются какие-то другие причины такого любопытного с психологической точки зрения поведения?

Это очень хороший вопрос! Никто из журналистов не задавал мне его ранее. Знаете, по ходу своей жизни и работы я не раз встречалась с подобными женщинами. Моя мама – одна из них. Моя сестра – одна из них. Они не верят в силу женщин. Мы должны образовывать их. Мы должны учить их. Когда я разговаривала со своей мамой, я доказывала ей, что она не должна быть лишь половиной мужчины, но она лишь смотрела в мои глаза. Мы должны показать таким женщинам их силу, дать поверить, что они полностью равны мужчинам. Это – наша работа. Это – моя работа. Если вы посмотрите иранские каналы — все касающиеся женщины материалы о том, что она должна сидеть дома и рожать детей. Все законы Ирана, все СМИ Ирана пытаются доказать, что женщина – лишь инкубатор по производству детей. Наше дело – развеять подобные мифы. Поэтому я спорила с миссис Моулаверди и другими иранскими официальными лицами. Кстати, она как-то говорила, что некоторые права женщин в Иране не соблюдаются лишь из-за наложенных на страну санкций. И это ложь! Я говорила ей: «У вас есть деньги, чтобы финансировать давление в отношении женщин. Вы платите полицейским, даете деньги на работу полиции нравов, обеспечиваете их отправку в суды, но у вас нет средств на соблюдение прав женщин?». Вы знаете, они тратят миллионы на работу государственного телевидения, которое против женщин, не способствует их развитию и пониманию современных реалий. Мы же можем действовать лишь посредством социальных сетей. Мы должны добиться того, чтобы женщины не только пользовались всеми правами, но и могли избираться судьями и даже президентом страны, верили и знали свою силу.

Что Вы думаете о президенте Хасане Роухани? Как по-вашему, может ли он дать женщинам больше прав, как это ранее сделал Мохаммад Хатами.

Президент Роухани старается изменить ситуацию. Вне сомнения, его нельзя сравнить с тем же Ахмадинежадом. Однако ситуация с правами женщин в стране сложная. В своих предвыборных речах Роухани обещал, что положение женщин изменится, однако именно в его президентство иранки столкнулись с таким жутким явлением, как кислотные атаки. Фундаменталисты брызгали в лица женщин кислотой, и никто пока не арестовал их. Это происходит из-за особенностей иранской политической системы. Президент пока просто не может сделать ничего в данном вопросе.

Вы мусульманка? По словам большинства исламских религиозных лидеров, хиджаб – приказа Аллаха. Почему вы боретесь против этого приказа?

Потому что я не думаю, что, если человек критикует какие-то из религиозных норм – он против религии. Каждый волен выбирать, во что ему верить и какие нормы выполнять, и это не значит, что такой человек отрицает религию, как таковую.

Известны ли вам шиитские религиозные лидеры, которые не считают хиджаб необходимым для каждой женщины?

В Иране есть некоторые священники, которые не считают, что женщины непременно обязаны носить хиджаб, но их голос по понятным причинам не столь громок. Например, я знаю одного достаточно либерального аятоллу, имя которого, к сожалению, не вспомню. Впрочем, до революции многие религиозные лидеры, например, аятолла Талегани, обещали женщинам самые широкие права, и говорили о необязательности хиджаба. Вы можете взять газеты того времени и посмотреть эти обещания. Однако после революции все изменилось.

Что вы планируете делать в будущем? Попытаетесь ли вы вернуться в Иран или это слишком опасно для Вас? Я помню Вашу беседу с аятоллой Ахмадом Хатами по телефону. Будете ли Вы продолжать беседовать с иранскими официальными лицами и объяснять им свою позицию?

С аятоллой Хатами я беседовала потому, что хотела получить ответ на один вопрос, который задала еще, будучи в Иране. Вообще, я разработала свой собственный метод в журналистике. Брать телефон, звонить официальным лицам и задавать вопросы, на которые они никогда не отвечали. Оказавшись за пределами Ирана, я начала брать интервью у высшего духовенства страны. Я спрашивала у них – почему женщины в Иране не имеют достаточно прав, почему их принуждают к ношению хиджаба, в то время как в Турции, например, такого принуждения нет. Даже в Саудовской Аравии, когда Мишель Обама прибыла туда, она не одевала платок. Если в Иране я вынуждена была молчать, то, оказавшись за его пределами, получила все необходимые возможности.

Пыталось ли иранское правительство оказывать давление на Вашу семью из-за Вашей позиции? Получали ли Вы лично угрозы от иранских официальных и неофициальных лиц?

Да, даже государственные СМИ называют меня антиреволюционной девушкой, уродиной и кем-то еще. На мою семью также оказывалось давление – вы представляете, они настолько промыли мозги моему отцу, что он перестал со мной разговаривать. Центральные каналы в открытую говорили: «Масих была изнасилована в Лондоне». Они считали, что это повредит моей репутации, не понимая, что это скорее бросает тень на правительство, которое не заботится о своих гражданах. Между тем, они понимали, что моя семья живет в маленькой традиционной деревне и новость о моем изнасиловании разобьет сердца моих близких. Конечно, это еще одна большая ложь, которая распространялась просто потому, что они не могли арестовать меня и отправить в тюрьму.

Вы не планировали посетить другие страны с лекциями о правах женщин и борьбе за них? Думаю, в России или Казахстане Вас бы приняли с удовольствием.

Почему бы и нет? Я готова рассматривать любую возможность, чтобы говорить о правах женщин. Я была в Женеве. Я была в Джорджтаунском университете. Я ездила в Норвегию. Использую любую возможность привлечь больше внимания к женскому вопросу по всему миру, помочь женщинам начать уважать самих себя.

Ваша группа в фейсбуке очень популярна – это правда. Множество девушек выкладывают туда свои фото без хиджаба. Но не думаете ли Вы, что это опасно для тех из них, кто живет в Иране? Предупреждали ли Вы их об осторожности?

Быть женщиной в Иране – уже опасно. Напоминаю, 3,6 миллиона девушек было остановлено полицией на улице! Конечно, я предупреждаю девушек, которые присылают мне фото в «My Stealthy Freedom» об осторожности. А они отвечают мне, что эти фото – их единственный шанс быть услышанными. Даже без этих снимков мы постоянно в опасности. Нам не позволено самовыражаться, быть теми, кто мы есть, не позволено учиться, работать и вообще жить без хиджаба. И группа привлекает внимание мировой общественности к этой проблеме. Конечно, чтобы завоевать свободу, мы должны заплатить чем-то.

Вы не знаете – кто-то из ваших подписчиков был наказан за опубликованные фото или взгляды?

Никто из подписчиц группы не был наказан, но, как я говорила выше, миллионы других женщин были наказаны в Иране. Многие были арестованы. Вы помните, наверное, как арестовали молодых ребят, которые пели «Happy» Фаррела Уильямса и выложили ролик в интернет… Регулярно задерживают людей за вечеринки, на которых присутствуют парни и девушки, постоянно попадают в полицию девочки без хиджабов! Вот вам ответ на ваш вопрос. За фото в группе никого не арестовали, но миллионы людей наказывают регулярно ни за что.

Вы все еще чувствуете себя иранкой или уже стали европейской женщиной?

Я иранка. Я говорю каждый день с иранцами по телефону. Просыпаясь утром, сразу читаю новости об Иране. Засыпаю тоже с новостями об Иране. Здесь, за границей, я в безопасности и могу свободно говорить о ситуации в Иране. Но я люблю свою страну. Когда наши проправительственные СМИ говорят «Масих сбежала из Ирана», это разбивает мне сердце. Потому, что я люблю Иран не меньше их. Иран – для всех иранцев, соблюдающих хиджаб и не верящих в него. Иран не только для одной группы, которая исповедует ислам и ходит в хиджабах. Даже тех людей, которые нападали на меня, послали меня в тюрьму, давили на меня и мою семью, я бы не хотела отправить за пределы Ирана. Они должны жить там. Я лишь хочу дать им возможность быть более открытыми, и понять, что это жестоко – препятствовать людям с отличными от их взглядами жить в своей стране.

У вас есть дети? Будете ли вы учить их выбирать свой собственный путь в жизни?

Да, у меня есть 18-летний сын. Я была беременна, когда попала в тюрьму. Самым важным для меня всегда было научить его быть храбрым и выбирать ту жизнь, которой он хочет жить. И я хочу сказать, что мой сын принадлежит к поколению интернета. Он уже в курсе обо всех своих правах. При этом я не хочу, чтобы он повторил мою судьбу. В любом случае, уверена, что каждый ребенок должен выбирать свой собственный путь.

Что Вы можете посоветовать иранским женщинам, исходя из Вашего опыта? Как им следует действовать в имеющихся условиях? Или, быть может, у вас есть, что сказать правительству в Тегеране?

Я хочу сказать правительству моей страны лишь одно – откройте свои глаза и свои уши, и узрейте красоту лиц иранцев, услышьте их громкий голос! Игнорировать все это – жестоко. Все эти люди любят свою страну, все они живут в Иране, хотят жить в нем, хотят быть частью иранского общества. А диктаторы никогда не держались долго именно потому, что не слышали голоса своего общества, своего народа.
Что касается иранских женщин, я не хочу давать им советов, потому что у них уже есть храбрость. Именно они – моя причина двигаться дальше и не сдаваться. Я слышу голос иранских женщин. Они сталкиваются с множеством проблем и препятствий, но они все еще сохраняют надежду и доносят свои голоса до мира. Поэтому какой я могу дать им совет? Это они дают мне надежду!

источник новости

Tags: Мария Арбатова - "Центр помощи женщинам"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments