July 18th, 2014

К сожаленью, день рожденья только раз в году...

032

папа с коляской

Мама, папа и я. 1957 год.

Друзья! Огромное спасибо за поздравления! Я родилась в 1957 году, вчера мне исполнилось 57 лет. Как самопальный нумеролог я, естественно, ждала вспыхнувших инсайтов и завершенных гештальтов. Тем более что из Еревана приехала Зара, не только преподающая искусствоведение и психологию, но и авторитетная магиня ( в смысле белый маг женского рода). Она наполнила квартиру не только табачным дымом и запахом кофе, но и мощнейшими потоками энергий, в результате действий которых именно в д.р. нам отключили горячую воду, интернет, телефон и телек. Так что вчера после родственного застолья мы были вынуждены не разбежаться по гаджетам, а позволить себе "роскошь человеческого общения". И до четырёх утра спорили о том :
1. необходимо ли современному человеку читать Толстого и Достоевского?
2. как сделать, чтобы он читал их не потому, что "каждый интеллигентный человек обязан это прочитать", а потому, что это безумный кайф?
3. почему издательский бизнес создал мощные потоки выгодно продаваемой макулатуры в жанре детектив, фантастика, любовный роман и фентези?
4. кто рекрутируется в авторы этих продуктов?
5. почему, если человек состоялся как писатель, например, Пелевин, никто не ставит его в отдел детектив или фентези, его всё равно ставят в отдел "современная проза", потому, что он писатель, а не коммерческий ремесленник?...
Короче, подарите себе на день рождения обвал электронных носителей, и будет вам счастье. А сегодня пришел МТСный "вежливый человек", заменил почивший модем, всё завертелось, я снова с вами и снова благодарю вас за поздравления!

Из блога macos :"Как мой знакомый стал террористом. Или ополченцем."

Местонахождение macos :Belgium, Oostende

Эта история, разумеется, частный случай, и вряд ли прольёт свет на ситуацию на юго-востоке Украины в целом. Но она весьма показательна и поучительна. На днях я узнал, что один из моих знакомых, скажу даже точнее, читателей моего блога, приехал в Донецкую область и вступил в отряд самообороны, или террористическую банду, смотря кто как трактует. За пару лет виртуального общения в комментариях этого журнала мы виделись лишь однажды: зимой в Южно-Сахалинске, где как раз живёт Женя.
Женя — здоровяк, человек большой во всех смыслах, очень приятный в общении и позитивный такой дядька. Показывал мне город, мы бегали за Эстафетой олимпийского огня, а потом ели суши, которые на Сахалине сильно отличаются от наших, европейских. И вот нате: человек выходит на связь из под Енакиево. Постит фотографии в обнимку с замотанными, словно мумия, мужиками с автоматами. Для меня это было шоком, потому что Евгений никогда не был замечен в ура-патриотических настроениях, а вообще мечтал поехать в Америку, потому что там машины большие и он в них влезет. ©

55047_900

Так что же заставило человека поехать с Дальнего Востока на далёкую Украину, чтобы, вероятно, погибнуть там? Попросил Женю написать несколько строк, чтобы объяснить свою позицию. Я обещал ему написать этот пост нейтрально, поскольку моя позиция несколько разнится. И, несмотря на то, что в моём понимании знакомый стал террористом, я уважаю его. В отличие от многих заправских ватников или укров, Женя не обкладывает матом в комментариях тех, кто думает иначе. И вообще, встал с дивана и поехал отстаивать то, что ему кажется правдой. Надеюсь, что не автоматом, а всё-таки бинтами и скальпелем. Женя поехал туда военным врачом. Не убивать, а спасать, пусть и на стороне сепаратистов. И вот его история.

"Саш, ну что подвигло... Так сразу трудно сказать, понятно, что решение было спонтанное в большой части. Но первый звоночек - мой зимний пост по поводу разговора с родственниками украинскими и всплывшей темы реституции. Дальше - больше. Крым, кстати, совершенно ни при чем. Война - второй звоночек, третий - понимание того, что как бы украинские как бы власти эту войну проиграют. Четвёртый - это моя родина, Сань, от Донецка близко. Ну а приехал сюда - понял, что сделал правильно. Особенно если вспомнить то, что несёт российское и украинское ТВ. В реальности - все совершенно по другому. Начиная от того, что Россия участвует по-полной, только солдат своих не ложит, и заканчивая тем, что история с распятым укропами мальчиком в Славянске - правда. Мы сегодня решали вопрос с эвакуацией жены и детей одного из бойцов подальше от приграничной территории - потому что именно она заявила по ТВ об этом самом случае и показала лицо - сразу же было вычислено ещё местонахождение, номер телефона - пошли угрозы ликвидации. Здесь вообще до...ра интересных подробностей, о которых по ТВ не говорят. Ну вот в итоге - я тут. Сейчас занимаюсь разворачиванием узла связи, ну и тревожная скоропомощная укладка - тоже под рукой. Пока - тихо, но не сегодня завтра здесь тоже будет война, и поверь мне - пленных брать не будут, накипело у народа. Накипело настолько - что в одном строю стоят вчерашние школьники, студенты, работяги, шахтеры, работники правоохранительных органов и СБУ, бывшие зэки и военнослужащие, и, ты не поверишь - но у нас даже один правосек имеется Бывший, понятное дело, но тем не менее.
Я тебе мамой клянусь - аудио по поводу Минёра и сбития боинга ё...ый фейк. Потому как сам именно в этом отряде и всех фигурантов аудио - лично вчера наблюдал целый день в расположении. Да и нет ни у нас, ни у Беса такого уровня ПВО, благо оружейный склад я тоже своими глазами видел, там максимум что есть - это противотанковые комплексы и РПО с крупняком. Так что если вдруг - имей в виду, крови гражданских на нас нет."
Женя согласился отвечать на любые вопросы, поэтому вы смело можете их задавать здесь, в комментариях. Вообще, я всё понимаю с большим трудом, а принять не могу никак. Почему за “независимость” Донецка и Луганска не воюют местные жители, а приезжают люди из России. Это ведь не их территория, и не их война.
P.S> А вообще, есть смысл писать дальше про путешествия? Мир ещё кому-то интересен? Потому что после случая с самолётом совершенно очевидно, что жизнь уже не будет прежней.

Поэт Юрий Юрченко в Новороссии

"ЩАС "СЧАСТЬЕ" БУДЕМ ПРОЕЗЖАТЬ. БУДЬ ОСТОРОЖНЕЕ..."

(Разная война)

10481563_693305527402410_5182647443138012401_o

В узком коридоре стандартной «хрущевской» пятиэтажки выстрелы гремели, как в железной бочке. Пули высекали из металлической двери искры, вперемешку с осколками металла, однако дверь оставалась неприступной. Как потом выяснилось, дверь, а точнее, две двери, представляли собой три толстых слоя листов металла – очевидно, хозяевам этого «убежища» было что скрывать. Я вдруг почувствовал резкую боль в животе, но тут же понял, что я не убит: это была не отрекошетившая пуля, а, всего лишь, маленький кусочек металла от двери. Пока я «возвращался к жизни», следующий осколок влетел в фотоаппарат. Я сообразил, что есть смысл «оттянуться» глубже, под лестницу. Фотоаппарат сначала вообще отказался работать, но, чуть позже, когда «обида» немного прошла, стал проявлять признаки жизни, но полностью, он так и не пришел в себя, что видно по качеству снимков. Пока ополченцы «работали» с дверью, один, из находившихся внутри, попытался уйти через окно. Он спрыгнул с третьего этажа, к счастью для него – удачно, ничего себе не поломав, но, с другой стороны - мог бы и удачнее, потому что упал он прямо в руки тут же скрутивших его бойцов. Оказалось, что это один из хозяев квартиры. Он пообещал, в обмен на лояльное к нему отношение, уговорить брата и маму (!) , находившихся в квартире, открыть дверь «по-хорошему». После 10 минут переговоров, люди в квартире согласились открыть дверь, однако, «расстрелянный замок» не открывался. В конце концов, второй мужчина повторил путь своего брата, и тоже выбрался через окно, так же, оказавшись в гостеприимных руках бойцов ополчения ДНР. Когда же, все-таки, дверь взломали и бойцам удалось проникнуть внутрь, там обнаружились еще двое мужчин и две женщины - молодая и другая, в возрасте, мать уже задержанных двух братьев. Руки обоих братьев были все в «дорогах» - в следах многочисленных уколов. Пока ополченцы «воевали» с дверью, у обитателей квартиры было, естественно, время уничтожить все улики, однако, они не успели «слить» всё. Повсюду – на кухне, в комнате, - во всех углах, валялись шприцы, пузырьки из-под «кофекса», различные таблетки, маленькие граненые стаканчики с остатками белого порошка и т.д. На некоторых шприцах видна была запекшаяся кровь. Из-под дивана, из шкафа, из столов – отовсюду – бойцы извлекали мобильные телефоны, «планшеты», ноутбуки… «Ворованные», - сказал мне, кивая на всёю эту «роскошь», один из бойцов. Впечатление от всего увиденного, было гнетущее. Обшарпанные стены с жирными пятнами на старых обоях, грязь, смрад, царящие в квартире, худые, высохшие фигуры братьев, желтая кожа на руках в татуировках и в следах от уколов… Неожиданно взгляд упал на ордена и медали Отечественной войны... «Чьи?..» «Это – деда, ее отца. - кивнул на мать один из братьев. – Он недавно умер.» «Что ж вы, суки…» - выдохнул один из бойцов. Находившаяся в квартире молодая женщина оказалась беременной. Следов уколов на ней не было, ее, чуть позже, отпустили, порекомендовав озаботиться здоровьем будущего ребенка и не шляться по ночным наркопритонам. Оставались еще двое мужчин. Один, которому, во время осады и вскрытия двери, придавило чем-то тяжелым ногу, сидел, постанывая, в углу и ждал своей участи. Он сразу признался, что «колется», что приходит сюда за «дозой» и пообещал «завязать, если его отпустят». При этом он добавил, показывая на свою раненую ногу, что «претензий ни к кому из группы, производившей задержание, не имеет», чем развеселил всех бойцов. Последний из находившихся в квартире мужчин, сказал, что зашел сюда с целью навестить старого приятеля, про наркотики ничего не знал. Он сказал это просто и убедительно, следов уколов на его обнаружено не было и его, в рез-те, его, так же, как и беременную девушку, отпустили. Отпустили и «не имеющего претензий», раскаявшегося наркомана… Братьев же, аккуратно упаковав обоих в багажник, увезли куда-то, где роют окопы…

В это же самое время, через два дома от «нашего», другая часть бойцов ополчения вскрывала такую же дверь в другой квартире. Эта квартира была во многом похожа на «нашу», такой же смрад, такая же грязь, такая же тоска на стенах, на потолке, во всем. На кухне, в углу, стоял изможденный, худой явно очень больной человек. Он показывал на шприцы и склянки, объясняя перед объективом, назначение тех или иных предметов. Командир этой группы ополченцев, долго в него вглядывался, потом, вдруг, спросил его: «Ты – спортсмен?..» Тот не отвечал. «Ты же – мастер спорта?..» Тот молча смотрел в пол. «Я же знаю тебя!. И ты меня должен помнить! Посмотри на меня! Помнишь?.» «Спортсмен" кивнул головой. «А этого (командир назвал фамилию) помнишь?..» «Спортсмен» опять кивнул. «Ты же у моего тренера занимался!.. Ты же – боксер!.. Да он же, - обращаясь к своим бойцам, взволнованно сказал командир – «мастером» был! Ты понимаешь, что такое – тогда! – получить это звание – «мастер спорта»?.. Как же ты мог?.. – снова обратился командир к нему, - что же ты со своей жизнью сделал?.. Ты же всех нас… Ты же у такого тренера был!..» "Спортсмен" молча смотрел в пол. Вдруг, он, всё так же, не поднимая глаз, негромко, начал произносить чьи-то имена и фамилии. Очевидно, это были фамилии спортсменов, тех, кого они оба - командир и "спортсмен" - хорошо знали. "Помнишь... - сказал командир. - Значит, мозги еще сохранил... Сколько ты лет этим, - он кивнул на шприцы и медикаменты. – занимаешься?» «Двадцать лет.» - тихо ответил «спортсмен». «Ссука!.. Что же ты наделал?. Да как ты!.. Нет, я не могу на него смотреть!.. Заберите его!» Командир вышел из квартиры. Мы вышли, «спортсмен», со связанными руками, тоже. Мы пошли по почти невидимой в темноте тропинке. Один из бойцов о чем-то негромко переговаривался со «спортсменом». Я подошел ближе. «Что врач говорит?.. Сколько?..» «Полгода дает». Мы прошли несколько шагов молча. Боец, разговаривавший со «спортсменом», взял его руки, развязал их. «Иди.» Мы пошли к машинам, где нас ждали, лежащие еще на земле, в ожидании загрузки в багажник, связанные братья. «Спортсмен» остался стоять один на ночной улице…

Мы мчались по ночной ухабистой дороге к Донецку. В салоне нас, с водителем, было шестеро. За моей спиной, в багажнике, переплетясь татуировками, лежали связанные братья. «Щас «Счастье» будем проезжать, - предупредил боец водителя, - ты осторожнее, могут накрыть…» «Так в «Счастье» же – наши!» - удивился водитель. «Знаю! Потому-то и надо быть внимательней!.. «Наши»…»

Дальний родственник звонил в Луганск

сказал, что там кромешный ад, такого еще не было, паника, небо набито украинскими самолетами, обстрелян рынок, куча убитых, люди бегут с вещами, его родные сидят в подвале...
Ещё рассказал, что по городу ездила киевская диверсионная группа в машине"скорой помощи" с гранатометом и расстреливала прохожих.

10527597_1440408732912801_5617956328189281070_n

Вот ролик оттуда