March 2nd, 2015

Pera Palace Hotel - пробегая мимо Прекрасной Эпохи

Оригинал взят у trianda в Pera Palace Hotel - пробегая мимо Прекрасной Эпохи
Друзья, сегодня мне захотелось пригласить вас не в каменные лабиринты уже ставшей родной античности, а всего на сто лет назад. В благословенную эпоху до мировых войн. В конечную точку маршрута сияющего бархатом и позолотой "Восточного экспресса".


      Сейчас путь в Стамбул из аэропорта Ататюрка удобен и незатейлив, короче говоря, - лишен всякой романтики. Прямо из зала прилета переходишь в метро, далее - короткая пересадка на трамвай и через полчаса уже пропихиваешь чемодан через турникеты выхода, например, на Султанахмет. Поселившимся в Бейоглу можно развлечься еще подъемом в Tunnel. Самое романтичное во всем этом пути - внезапно возникающие на станции Топкапы циклопические Феодосиевы стены.
Лет сто назад все было бы по-другому.
      Сойдя в паровозном чаду под чугунные аркады вокзала Сиркеджи ты, путешественник, скорее всего был бы встречен представителями туристического бюро Кука, заботливо усажен в паланкин (!), и далее, - Галатский мост, простор Золотого Рога, долгий подъем наверх и, наконец, усталый, укачавшийся и запыленный, торжественно входишь в прохладный вестибюль отеля, построенного специально для тебя -Pera Palace Hotel, сейчас - Pera Palace Hotel Jumeira.


Пера Палас ожидает постояльцев

Мы подобрались к отелю в холодных сумерках. Фасад отеля теряется в череде четырех- и пятизвездочных соседей, но из окон номеров все так же открывается потрясаюший вид на Золотой Рог. От Истикляль - буквально пять минут быстрым шагом.


Чуть было не проскочили вход, - сравните с предыдущей фотографией :)

   Пера Палас теперь стоит на неширокой улочке и подобраться с фотоаппаратом сложновато. Но мы привычные.
       Когда ветку "Восточного Экспресса" протянули до Стамбула, оказалось, что европейским путешественникам совершенно негде остановиться. Отелей с привычным уровнем комфорта в городе просто не было. Спрос, однако, рождает предложение, и в 1892 году Жорж Нагельмакерс, основатель "Международной компани купе-люкс и европейских экспрессов" построил для своих клиентов огромный отель на западном склоне Галатского холма. Проект разработал коренной стамбулец, архитектор Александр Валлори.
В рекламном проспекте Пера Палас был назван заведением с "крайне здоровой обстановкой, высочайшего класса и закрытым со всех четырех сторон". 16 сьютов и 115 комнат были обставлены высококачественной мебелью. а из кранов - о, чудо! - текла горячая вода.
        В 2010 году отель прошел 23-миллионную реставрацию. Любопытствующим гражданам, не являющимся постояльцами Пера Палас, доступны для осмотра холл первого этажа, лобби и кондитерская.



По узкой Мешрутиет Каддеси сплошным потоком движутся машины.

       У входа посетителей встречает величественный портье (очень величественный. я робею) и справляется, с какой целью пожаловали господа: откушать кофию (это налево), поселиться (прямо) или осмотреть исторический интерьер (тогда он с удовольствием проведет небольшую экскурсию). Мы на экскурсию, да. Ведите нас.
      Отель гордится тем, что при реставрации максимально сохранены не только сами интерьеры, но и элементы декора. Например, вот эта входная вертушка.



Не застряла ли тут мадам Агата Кристи, постоялица номера 411?


Мягкие диванчики в лобби.


Вот тут хорошо выпить кофе.


Ресепшен совершенно не бросается в глаза. Вот за этими дверями уже начинается приватная зона, заглянуть можно, но снимать я не стала, незачем беспокоить отдыхающих.


Лифт исправно функционирует с 1892 года!
Увидев мой восторг, портье отцепил канатик (защита от нахальных зевак), вызвал кабину и разрешил осмотреть ее изнутри. Правда. в этот момент подошли постояльцы, загрузились и преспокойно уехали на историческом экспонате куда-то наверх.
На лифте, спроектированном агентством Эйфеля.



Небольшой шкафчик с экспозицией сувениров. В Пера Палас останавливались практически все знаменитости, посещавшие Стамбул (возможно, у них просто не было выбора): уже упомянутая Агата Кристи (здесь написано "Убийство в Восточном Экспрессе", как символично), Король Эдуард VIII, Королева Елизавета II, Жаклин Кеннеди, Пьер Лоти, Альфред Хичкок, Хемингуэй, Грета Гарбо, Мустафа Кемаль Ататюрк (селился только в номере 101) Мата Хари и многие другие.
Многие номера носят имена своих знаменитых постояльцев, а комната Ататюрка №101 превращена в мемориал. С ней связана загадочная история: в 1929 году индийский махараджа, посещая Стамбул, подарил Ататюрку коврик, изготовленный астрологом. Часы, изображенные на сувенире, показывали время 9:07 в окружении 10 цветков. 10 ноября 1938 года в 9:05 Отец нации умер, но, поскольку мозг живет еще две минуты, скорее всего, астролог верно указал время его полного ухода...

До 1950-х годов Пера Палас сохранял статус самого роскошного отеля Ближнего Востока.

На картинке из сети - центральный Овальный зал, сейчас главное лобби - в ориентальном стиле.


Простите, мадам, кредитные карты не принимаем.


Извините, мадам, в паланкин вы тоже не влезаете.

Это, как раз, тот самый, настоящий паланкин, в котором несли в отель гостей. прибывших "Восточным Экспрессом". Меня бы укачало, честно.



У отеля есть сад, закрытый по зимнему времени.
С интерьерами любой желающий может ознакомиться на сайтах бронирования отелей. Пера Палас входит в категорию пятизвездочных дорогих отелей, хотя цены в нем гораздо ниже, чем, например в Four Seasons, такжу расположенном в историческом, правда, куда более мрачном месте - в перестроенных зданиях османской тюрьмы и Большого Константинопольского дворца на Султанахмет.
Я очень рекомендую - если прогуливаетесь в Бейоглу, не поленитесь, загляните в мраморный вестибюль Пера Палас. Двадцатый век почти уничтожил дух Прекрасной Эпохи, но вот тут он, возможно. еще живет.


Дело об убийстве Бориса Немцова поручено вести Сергею Краснову

Оригинал взят у oleg_shein в Следствие


Это дает основания на реальное расследование. Убийство нацистами Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой раскрыл именно Краснов и его специалисты. В ходе процесса над нацистами из БОРНа выплыли факты сотрудничества убийц с заигравшимися в демиургов покровителями из высоких кабинетов. Это говорит о том, что Краснов работает последовательно и глубоко. Назначение его во главе следствия по убийству Немцова дает основания полагать, что дело не повиснет в воздухе и преступники будут найдены.

Студенты МФТИ извинились перед сыном Немцова за комментарий замдекана

Студенты МФТИ написали коллективное письмо, в котором извинились перед студентом Антоном Немцовым, сыном Бориса Немцова, за комментарий замдекана факультета молекулярной и химической физики Владимира Талисманова в адрес покойного.
Как говорится в письме, Талисманов, комментируя убийство Немцова, написал в соцсети «ВКонтакте», что «на одну мразь стало меньше». Позднее он удалил эту запись, однако ее скриншот опубликован на Студенческом портале Физтеха.
Кроме того, на странице Талисманова опубликованы следующие записи: «Интересующиеся могут найти в сети и другие ролики о данной личности. Интересный фильм: „….ов — враг России“ — забейте его в Яндексе» и «Те, кто пойдет на какой-то марш, кто понесет цветы — считайте, что вы понесли цветы террористам, убийцам и врагам нашей страны — своей Родины».
Студенты принесли извинения Антону Немцову и выразили ему соболезнования в связи со смертью отца. «Мы признаем право Владимира Сергеевича [Талисманова] на выражение своего мнения, даже если чувство такта не заставляет его в такой момент держать это мнение при себе. Но мы считаем, что любую смерть можно воспринимать только как трагедию, и никак иначе», — говорится в письме.

Мы, студенты, выпускники и преподаватели МФТИ, привыкли к тому, что Физтех — институт высоких стандартов. Стандартов не только образовательных, но и моральных и нравственных.
Студенческий портал Физтеха

pic_f93f5c85d131fba7accc5e92d1764cf0

Вот так выглядит Талисманов. Понятно, что с такой свинячей внешностью не возможно не испытывать комплекса неполноценности при виде Бориса Немцова.

Лилия Дубовая. Вчера меня попросили написать что-то о Борисе в "Ведомости".

index
Вот такая работа с электоратом

Шел 2007 год. Немцов, который к тому времени уже почти отошел от СПС, вернулся, чтобы принять участие в предвыборной компании. И так как доступ к СМИ нам полностью перекрыли, Борис сделал ставку на общение с народом. А что это значило? Да то, что он мотался по всей стране, пересаживаясь с самолета на самолет, и встречался с людьми. Где и как только мог. Я, как пресс-секретарь, его сопровождала.
Вообще, ситуация в партии была аховая. Не было денег. И руководство СПС решило пойти «ва-банк». Здание, где располагался наш офис, было продано, чтобы было на что вести компанию. Это был жест отчаяния. И все это понимали.
В тот день, когда на заседании штаба решался вопрос, как будут проходить эти визиты в регионы, Борис встал и сказал: «Послушайте, что тут обсуждать? Я же не Путин. Мне свита не нужна. И пафос не нужен. Беру с собой свою Лильку. И будем ездить. Только билеты обеспечьте. И все».
Так мы и ездили. Я - с рюкзачком, Немцов — с полупустой спортивной сумкой, в которой болтались зубная щетка с пастой, бритва с кремом для бритья, да пара свежих рубашек с еще какой-то неведомой мне мужской крайне необходимой мелочью. Мы приезжали в аэропорт и, как простые ( чуть было не написала — советские) люди, вместе с другими пассажирами проходили контроль и шли в самолет. Я все время замечала вокруг удивленные взгляды: «Надо же, Немцов. Без охраны. Как все».
Потом мы прилетали на место. Нас с таким же плохо скрываемым удивлением принимали партийцы из местных отделений. Если мы прилетал только на один день, нам снимали номер на двоих ( «Из экономии. Нечего тратить партийные деньги на пустяки», - говорил Немцов). Мы с ним по очереди принимали душ, приводили себя в порядок, потом он беседовал с руководством региональных организаций, пил свой любимый черный чай с сахаром и с лимоном, и мы дружно отправлялись … на ближайший рынок.
«На рынке можно узнать все, чем живет город», - утверждал Борис. Там его сразу же окружала толпа торговок, торговцев и покупателей, и минут через сорок он узнавал от горожан всё о самом наболевшем. Уходил с рынка Борис, увешанный пакетиками с кислой капустой, с солеными грибочками, домашними пирожками, яблоками, медом, а то и с баночкой красной икры (если дело происходило на Дальнем Востоке). Уходил под восторженное : «Мы теперь будем голосовать только за вас». А потом обязательно была запланированная и организованная встреча с агитаторами и просто с людьми в каком-нибудь снятом для этого кинотеатре. В том самом две тысячи седьмом ни Кремль, ни официальные власти в регионах нас не жаловали, поэтому традиционного общения с губернаторами уже, как правило, не было. Да и кинотеатры были не всегда. Когда в зал не пускали, Немцов проводил встречу прямо на улице. Однажды, уже не помню, где (слишком много было этих городов), в кинотеатре распылили какой-то мерзкий газ. И знаете, люди не ушли. И Борис не ушел. Выступил. А меня из зала выгнал, сказал: «Обойдусь без тебя. Жди на улице. Еще отравишься. Что я тогда с тобой делать буду?». А еще нас просто преследовали эти зомбированные мальчики и девочки из «нашистов». Переспорить и заставить замолчать Немцова, сорвать встречу им, конечно, не удавалось, но беготня с идиотскими сачками и обсыпание нас мукой происходило регулярно. Поэтому я всегда носила в сумочке одежную щетку. Надо же было, если что, спасать костюм начальника.
А теперь - история.
Однажды, когда мы приехали в аэропорт и прошли контроль, а до отправления самолета оставалось еще достаточно много времени, Борис решил, что нужно выпить чаю. И только мы расположились за столиком с нашими чашками, как к нам подошел видный такой мужчина в возрасте, явно с военной выправкой, и словно отрапортовал Борису в лицо: «Немцов, я - бывший полковник. Всю свою жизнь служил Родине. Я тебя ненавижу. Вы с Ельциным и с Чубайсом угробили великую страну».
Он молча смотрел на Немцова и ждал его реакции. Борис, ничего не сказав, махнул ему рукой: мол, оставайся на месте. Потом подошел к стойке буфета и взял хорошую порцию коньяку. Вернулся к столику. Попросил меня и перепуганную и извиняющуюся женщину — жену полковника — присесть где-нибудь в сторонке: «Посидите, попейте вместе чайку. У нас тут будет мужской разговор». И, разлив коньяк в пластиковые стаканчики, начал что-то настойчиво объяснять своему собеседнику.
Беседовали они минут тридцать. Вернее, говорил все больше Борис, а бывший полковник внимательно слушал и иногда задавал вопросы. Я не слышала, о чем шел разговор. Только видела, как Борис эмоционально размахивает руками и говорит что-то резкое, говорит энергично, пытаясь донести до собеседника суть.
Не знаю, что уж там он ему сказал, только от ненависти полковника, судя по всему, не осталось и следа.
Через какое-то время они подозвали к себе и нас. Немцов рассказал какой-то развеселый анекдот, мы все выпили коньяку, а после Борис с новым сторонником СПС крепко обнялись. И тот пообещал Немцову впредь голосовать только за него. «Отличный ты мужик, Борис», - сказал он на прощанье, получая в подарок снятые с руки Немцова часы. И мы улетели.
Вот такая у Бориса была работа с электоратом.
Да, и последнее. Такого начальника и друга у меня больше не было. И теперь уже не будет.

Приехала с лайфньюс, где комментировала создание должности Уполномоченного по правам женщин

a57b58c37cb5

Всё прощу Сереже Маркову за это предложение, даже совет назначить Уполномоченным Валентину Терешкову, которая всё-таки больше понимает в космических полетах. Из всех последних сигналов на поле прав человека это самый радостный. Составляя 53% населения страны женщины дискриминированы по стольким планам, что лавина жалоб просто потопит ресурс Уполномоченного по правам человека.
Патриархальное наследие мешает женщинам :
баллотироваться на посты и занимать высокие должности;
получать равную с мужчинами оплату за равный труд;
быть защищенными от бытового и сексуального насилия;
получать реальные алименты после развода;
сохранять репродуктивное здоровье из-за отсутствия национальной контрацептивной программы и т.д.
Для этого и ещё многого- многого необходима должность Уполномоченного, точнее Уполномоченной по правам женщин, и занять её должна женщина не старше сорока - чтобы мотаться по стране из конца в конец нужно недюжинное здоровье.

Вчера после траурного марша зашли в Молли Гвинн'з на Пятницкой

В принципе не люблю такие шумные пивнухи с антисанитарными деревянными столами и пофигистским персоналом, но тут совсем зашкалило.
- Девушка что у вас есть из быстрого куриного или рыбного?
- Куриная котлета.
- Отлично. А ещё чайник черного чая с бергамотом. Он у вас крепкий?
- Да, очень крепкий.
- Тогда к нему чайник кипятка, чтоб разбавлять.
- У нас не подают кипяток. Мы лучше потом дольём, когда у вас кончится.
- Но я хочу самостоятельного регулировать крепость чая.
- Нет, у нас так не делают.
- Позовите менеджера.
Приходит такой же юный менеджер.
- Мне нужен чайник кипятка к чайнику крепкого чая.
- У нас так не положено. Мы вам потом дольём кипятка.
- Но я хочу не потом, а сразу. Вам кипятка жалко?
- Мы продаём бутылированную воду.
- Мне нужен кипяток, а не бутылированная вода. Я готова заплатить за кипяток.
- Мы не можем брать денег за кипяток.
- Но вы же потом его готовы долить.
- Потом, конечно, а сразу не можем.
- Хорошо, тогда принесите книгу жалоб и отмените заказ.
- А мы уже вашу котлету...
- Ничем не могу помочь.
Пишу в книге жалоб просьбу решить вопрос о профессиональной пригодности сотрудников заведения Молли Гвинн'з и теперь с интересом жду "письменного ответа в означенный законом срок". Такое за последние 25 лет у меня было только однажды в Нью-Йорке, когда три итальянца хлопали ресницами, но никак не могли сделать мне салат не по инструкции, а, положив туда вместо мяса индейку. При том, что была готова оплатить оба салата, только бы съесть именно то, что хочется, но предо мной стеною стоял их непобедимый "импосибол".
Капитализм ли всё это?