March 3rd, 2015

post

Оригинал взят у _petrusha в post
волки
Это, безусловно,очень хорошая работа фотографа из "Ведомостей", ему отдельное восхищение. Но вопрос, конечно, не в том, что на картинке.
Вопрос в выворачивании вывернутого. Антиматерия, ясное дело, схлопывает сущее до полного небытия. А тут мы не в первый раз видим попытку (надо признать, что все более удачными становятся эти попытки) сделать антикарнавал. Это когда вместо порядочных граждан, переодетых нечистью, на площадь выходят инфернальные твари и рядятся в порядочных граждан, как гигантский таракан в костюм из Эдгара.

Безумная смерть человека масштаба Бориса Немцова высвечивает всё,

сахар

все этажи и закоулки страны, вытаскивает из людей всё лучшее и всё худшее, в зависимости от того, что в них ближе лежит. Вы и сами видите это в блогосфере. Я приехала на Садовое в 12.45 и долго искала хвост очереди, завернувшей в переулок. Двигались вперед медленно, было комфортно стоять среди чужих, разговаривать казалось невозможным. Навстречу брели попрощавшиеся - «свои из девяностых», но и на них не было сил, окликнула всего пару человек, а сама была в маскировочной шапке на глаза и шарфе до носа. Пыткой стали две характерные митингОвые тетушки рядом. В течение первых трехсот метров одна рассказывала, ища у толпы сочувствия, как на завтрак, обед и ужин Путин ест младенцев. Вторая тяжело вздыхала и отвечала следующие триста метров тем, как ужасны федеральные каналы, как она боится смотреть их подолгу, ведь они зомбируют, и ничего не поделаешь, а все остальные ей неинтересны. Пришлось отстать от них и уткнуться ушами в двух характерных митингОвых дядюшек, обсуждающих как, с кем и когда кровавый тиран планировал убийство Бориса на заседании правительства, заставив министров подписать бумаги о секретности… Попыталась отстать и от них, но тут в мегафон объявили, что прощание заканчивается и остается помахать катафалку с краешка тротуара и возложить цветы к портрету у музея Сахарова. Народ загомонил, что ещё нет и половины второго, а объявили прощание до двух, и попер вперед. В ответ оцепление сняли, и толпища, на 90% состоящая из пенсионеров типа меня и сильно старше, ломанулась с горки. Если бы это не была интеллигенция, получилась бы каша мала, полиции просто не разгрести такой поток. Внизу у музея из-за скопления народа ничего не было видно, газон и тротуар алели от лепестков как на индийской свадьбе, а аплодисменты возвестили о том, что… не знаю, как выговорить. Люди попытались передавать букеты вперед, заиграла музыка, все нормальные заревели… но тут огромный неопрятный дядька гаркнул у меня над ухом : «Герои не умирают! Россия будет свободной! Героям слава!» И вся клака завопила это на разные голоса, разнося мозг вдребезги. Мой локоть находился возле живота заоравшего дядьки, и я с трудом сдержалась, чтоб не вонзить его туда. Тем более, что Шапокляк в норковой шляпе с другого боку от меня хрипло заорала про подвиг Савченко… И те, кто пришел прощаться, а не митинговать, беспомощно переглядывались, потому, что организаторы отняли у них право увидеть, а демшиза украла их тишину. Ведь у каждого есть право на тишину на похоронах. Тем более, что не то, что подойти, даже увидеть гроб было невозможно… потом всё завертелось и толпы забурлили, смещаясь в сторону автобусов. Я встретила фотографа Юру Феклистова, собралась вместе с ним на Троекуровское, но сказали, что «пиво только членам профсоюза» и автобусы для членов партии Парнас. Ловить такси было бессмысленно - для похоронной колоны очищали дорогу, а такси добралось бы ночью. Отошла отдать цветы, чтобы хоть они доехал до Троекуровского, и «на погрузке цветов» встретила троюродного брата, стоящего с охапкой букетов, не влезающих в очередную траурную газель. Газели было уже не до цветов, брату было уже не до меня, а возле автобуса началась битва за чистоту партийных рядов Парнаса при посадке. И я поняла, что не готова прощаться с Борисом под вопли, что «Россия будет свободной» в их версии, поскольку у меня своя версия, не совпадающая ни с демшизой, ни с ЕР, ни с антимайданом, но я не привыкла напяливать её никому на уши на похоронах. А потом час сидела на лавке выставочного зала музея Сахарова, глядя на фотки Бориса, проецируемые на стену, но и без того выученные наизусть сегодня ночью. А ко мне, неузнанной, подруливали характерные митингОвые тетушки со словами : «Они специально не пустили нас попрощаться… Они специально выбрали такой сарай для прощания…» И было бессмысленно объяснять, что колонный зал, конечно богаче, но музей Сахарова логичнее. И что у нас отняли прощание, чтобы облегчить его матери Бориса - Дине Яковлевне. Потому, что народ не иссякал и не иссяк бы к ночи, если бы его пускали. Ведь пока я сидела в выставочном зале, люди приходили и приходили, пристраивая новые букеты к курганам цветов. В общем, небесный диспетчер лишил меня прощания с Борисом. Для меня он жив…

Средневековье... "...угрожала опозорить на весь аул..."

Правоохранительные органы Казахстана расследуют обстоятельства массовой попытки суицида в городе Актау. Пять студенток одного из колледжей в Актау, проживавших в одной квартире, пытались покончить с собой, выпив по 50 таблеток парацетамола. Все они были доставлены в больницу, откуда после промывания желудка отпущены домой. Как выяснилось, одна из студенток поссорилась со своим молодым человеком и решила наложить на себя руки. Остальные соседки из солидарности тоже выпили таблетки, сообщает пресс-служба местной полиции. Директор учебного заведения, в котором учатся девушки, рассказала, что подтолкнуть студенток к суициду могла мать замужней девушки. По ее словам, в день трагедии неизвестная женщина ворвалась в квартиру, где проживали студентки, кричала на них и угрожала опозорить на весь аул... В настоящее время дело по факту массовой попытки суицида закрыто из-за отсутствия состава преступления.