December 14th, 2015

Мы Питере. На конгрессе "Русская словесность в рамках мирового контекста".

Приехали на макушке двухэтажного поезда, забитого китайскими туристами. В нашем купе, к счастью, оказался достоевсковед Карен Степанян, отметивший, что в Китае полно достоевсковедов, а из Индии не знает ни одного... В пять утра, когда в нашей квартире, обычно раздаётся пара тройка дежурных душераздирающих кошкиных воплей низкого диапазона, под дверью раздались ровно те же звуки - китайцы занимали очередь на умывание. Так что от кармы не убежишь. Двухэтажные вагоны чистые, новые, красивые, комфортабельные, но спать жестко. Ворочалась как принцесса на горошине, надо брать с собой надувной матрасик. А предновогодний Лиговский и литературная тусовка - прекрасны...
Питер стремительно закитаивается. Недалеко от нас ресторан "Нихао" с мелкой вывеской на китайском. На фотке перед вами первое меню, выпадающее из переплета услуг гостиницы "Октябрьская", на второй - реклама на мусорном баке.




Питер борется за семейные ценности и уважение к отечественной истории. Короче, за духовные скрепы...


Вчера душевно открыли конгресс русской словесности.



Евгений Евтушенко ругался, что в стране до минимума сократились литобъединения; Игорь Волгин пугал, что русский язык в опасности, Алексей Варламов призывал писателей оставить внутридеологические раздоры; Владимир Вишневский сокрушался, что "наш генофонд в пути поизносился", а Александр Мирзоян пел Галича, который ему совершенно не идёт... А потом был писательский ужин, на котором встретились все, кто не виделся лет двадцать. И это важнейшая фишка конгресса, потому, что не столько износился генофонд, сколько распалась, атомизировалась и обесценилась среда обитания писателей, грубо говоря - время уничтожило расписной буфет ЦДЛ и все вытекающие из него рукава.



Сегодня сокрушительный удар по культур-мультурному конгрессу нанёс визит Путина. Писателей в свете этого не пустили на открытие в Мариинском театре, где функционеры культурно плясали перед Путиным. Для этого создали бейджики разного уровня проходимости. Но на сегодняшний день мне и мужу не выдали бейджика даже самого нижнего уровня. Не то, чтобы мы мордой не вышли, а просто представитель конгресса с утра стоит за бейджиками в очереди с министрами и сенаторами. Короче, здравствуй и прощай, год литературы!... Написав об этом в фб, я ровно через полчаса получила стук в дверь номера со словами, ах, лично вас всё-таки пригласили на культур-мультур с Путиным, но быть там надо через 20 минут. А то ФСО, и т.д., и т.п. То есть, без устали читает меня "группа влияния". Но за 20 минут до Мариинки не добраться даже на личном вертолёте. В утешение Вадим Левенталь пригласил нас на вручение премии Геннадия Григорьева в клуб "Грибоедов". Там было симпатично, вкусно и в поэтическом турнире победил кировоградский поэт Смирнов. Если найду его стихи, непременно размещу здесь.

Я вам не скажу за весь Питер, но два дня, проведенные в ареале Лиговского и Пушкинской,

создали ощущение, что в Москве целее плитка под ногами. Потому, что народные мстители бегом фоткают выпавшие куски и вешают на сайт градоначальника. А питерским это по фигу. В Москве больше людей на самокатах, роликах и великах. Пошкандыбавшись вдоль дырок Лиговского и насмотревшись на дома-памятники в ужасающем состоянии, начинаешь лучше относиться к Собянину. Опять-таки в Москве люди реже одеты во всё черное. В Москве меньше пьяных. За то в Питере закрываются ворота дворов, и туда могут попасть только свои. И какое-то бесчинство столовых - они на каждом шагу. И подразумевают весь диапазон от хорошей столовки до среднего кафе. Мы посетили столовую №1 напротив вокзала и были поражены качеством и дешевизной. Впрочем, с едой и кофе в Питере всегда было лучше, чем в Москве.



Столовская ёлка.


А в остальном, прекрасная маркиза, центр Питера прекрасен... Рассказали, что в прошлом году на форуме известный китайский переводчик, заявил в своём выступлении, что ему очень понравился город. Мол, здесь и Русский музей, и
Эрмитаж, и ещё много всего... И это, мол, большая удача для провинциального города. В этом году китайского переводчика не пригласили.