January 21st, 2016

Ветерана «Зенита» приговорили к 10 годам за избиение жены до смерти



Оригинал взят у friend_sinatra в Ветеран «Зенита» приговорили к 10 годам за избиение жены до смерти </a>
Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга приговорил бывшего защитника «Зенита» Владимира Долгополова к 10 годам лишения свободы строгого режима за избиение жены до смерти, передает «Фонтанка». Трагедия произошла в сентябре 2014 года. При этом бывший футболист отрицал причастность к преступлению, настаивая на том, что его жена упала. Как уточняет «Фонтанка», в приговоре подчеркивается, что характер травм, полученных Долгополовой, явно не соответствует разовому падению с высоты человеческого роста.
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/56a0e0cb9a79470b45efbc83

В Москве посетители выставки художника Валентина Серова сломали входную дверь

в здании Третьяковки на Крымском Валу написал в твиттере корреспондент издания Meduza Илья Азар. «Народ сломал одну дверь, давка, женщины визжат, в другой очереди к несломанной двери все скандируют «от-кры-вай», — написал он. Многие пользователи соцсетей также сообщили о длинных очередях на улице ко входу на выставку. Экспозиция начинается одной из ранних и наиболее известных картин мастера — «Девочка с персиками».



muzeon @park_muzeon В последнюю неделю работы экспозиции В. Серова очередь в Третьяковскую галерею стартует от самого Крымского вала.
Искренне завидую людям, штурмующим храм искусства в такую погоду.

«Университет – это не рынок, тут другие принципы»

Первая женщина-ректор Оксфорда Луиза Ричардсон хочет широко распахнуть двери университета и искоренить в нем устаревшие английские традиции
Financial Times
Гонзало Вина



Ректор Оксфордского университета Луиза Ричардсон
За всю историю Оксфордского университета с момента первых выборов ректора в 1230 г. его возглавляли только мужчины. В январе к исполнению обязанностей ректора впервые приступила женщина – Луиза Ричардсон, сменившая на этом посту Эндрю Хамильтона, который теперь возглавит Университет Нью-Йорка. Ричардсон – политолог, специалист в области политических исследований, безопасности и проблем терроризма.
До назначения ректором Оксфорда она с 2009 г. возглавляла другой престижный британский университет – Сент-Эндрюс в Шотландии, который оканчивали некоторые члены королевской семьи. «Оксфорд – один из величайших мировых университетов. Мне оказана высочайшая честь возглавить это выдающееся учебное заведение в эти важные для высшего образования времена. Я с нетерпением жду возможности начать работать с талантливыми, опытными и выдающимися коллегами», – заявила Ричардсон после оглашения итогов выборов ректора.
Тогда же она сделала еще одно немаловажное заявление: «Я очень жду, когда само по себе назначение женщины на какой-либо [высокий] пост перестанет быть громким событием. К сожалению, научное сообщество, как и большинство компаний, устроено как своего рода пирамида – чем выше должности, тем меньше на них женщин». Сама Ричардсон приложила много усилий, чтобы выбиться в люди, сделав карьеру. Она родилась в простой ирландской семье и была единственной из семи детей, кто получил высшее образование.
«Мы должны признать нашу историю»
Приступая в январе к исполнению обязанностей ректора Оксфорда, Ричардсон неожиданно оказалась в эпицентре ожесточенного спора, причем никак не связанного с образованием. Затеяли его британские ученые, которые стали спорить, может ли барельеф Сесила Родса оставаться на фасаде колледжа Oriel, расположенного на территории Оксфорда.
Сторонники снятия барельефа считают, что Родс, отстаивавший позиции британской экспансионистской политики в Африке конца XIX в., не достоин такой чести.
Родс действительно был неординарным человеком. Он основал De Beers, в его честь было названо непризнанное государство Родезия в Южной Африке, существовавшее в 1965–1979 гг., которое из английской колонии превратилось в самопровозглашенную республику. Критики Родса не могут простить ему опыт колониальной работы и эксплуатацию африканских рабочих.
Но Родс при этом был и активным меценатом: он спонсировал колледж Oriel и создал стипендиальную программу Rhodes, в числе получателей которой были многие яркие умы, в том числе бывший президент США Билл Клинтон.
Ричардсон считает, что на подобные обсуждения нельзя тратить много времени. «Эта дискуссия отвлекает нас от более серьезных проблем», – говорит она, пытаясь дистанцироваться от вопроса, будоражащего умы академиков. В истории есть множество примеров, когда университеты были местом, где многие полезные идеи были услышаны, а вредные, напротив, разбиты в пух и прах, отмечает она. «Дискуссия вокруг Родса хороша только тем, что привлекает внимание к нашей истории. Мы должны признать нашу историю, и мы не можем делать вид, что чего-то не происходило. Я считаю, именно это заставит студентов пойти в Бодлианскую библиотеку и почитать архивные материалы о жизни Родса. Там есть архивы и по колониализму того времени, и по антиродсовскому движению», – отмечает она.
Опытная и настойчивая
«У Ричардсон большой опыт: она работала в Шотландии, в США, у нее трое детей, что говорит о сбалансированности ее профессиональной и личной жизни. Актуальная тема ее экспертизы – терроризм, она консультирует правительства по этому вопросу», – рассказала «Ведомостям» Зоя Зайцева, региональный директор Quacquarelli Symonds по Восточной Европе и Центральной Азии. «Много вопросов вызвали комментарии Ричардсон о том, что экстремисты должны иметь право высказываться публично в университетах, чтобы студенты учились находить рациональные аргументы взаимодействия с ними. Такой подход вызывает неоднозначные оценки», – добавляет она.
Впрочем, Ричардсон умеет чувствовать момент и знает, когда и что стоит говорить. Она, например, всегда считалась одним из самых жестких противников войны в Ираке. Но сейчас она предпочитает не вступать в публичные дискуссии по этому вопросу, а после назначения ректором Оксфордского университета тем более старается высказываться максимально нейтрально на тему Ирака.
В отношении барельефа Родса она, выждав паузу, все-таки сказала: его следует оставить там, где он висит, но, возможно, нужно добавить в мемориальную табличку текст о жизни и деятельности Родса, дающий больше представления о его личности и роли в истории.
На самом деле Ричардсон не очень занимает Родс, ее волнуют другие задачи. Она пообещала сконцентрироваться на системе образования, расширении возможностей для студентов и решении проблемы социальной мобильности. Эту проблему она знает хорошо. Она родилась в скромном ирландском графстве Уотерфорд, и ее успешный карьерный взлет до должности ректора одного из старейших британских университетов, всегда игравшего заметную роль в общественной жизни страны, говорит о том, что она будет отстаивать именно те ценности, о которых она заявляет.