March 19th, 2016

«Теперь я её понимаю: она нас, свою семью, ограждала от этого монстра».

Оригинал взят у fiona_2013 в «Теперь я её понимаю: она нас, свою семью, ограждала от этого монстра».
В среду, 16 марта, не стало 27-летней Татьяны Жуковой. Отец её ребёнка, 33-летний Сергей Скобенко, до смерти забил её бейсбольной битой на следующий день после того, как проиграл суд над опекой их совместного ребёнка. До этого, по словам родных Татьяны, он терроризировал ее несколько лет, не давая уйти.

Оставив труп Татьяны у подъезда её дома на улице Газовиков, Скобенко поехал в полицию и сдался дежурному: «Я убил человека»…

Татьяна и Сергей начали жить в гражданском браке в 2010 году. Через три года у них родился сын Роман. Однако осенью прошлого года пара рассталась — совместная жизнь не сложилась. Таня с сыном уехали жить в посёлок Газовиков к матери и бабушке. 18 ноября 2015 года Скобенко под предлогом общения с сыном забрал ребёнка и улетел в Краснодар.
"Это повлекло за собой целую цепь событий">

Татьяна, естественно, обратилась в правоохранительные органы, ребёнка объявили в розыск, затем, когда отец и сын объявились, началась череда судебных процессов. Выиграть этот суд у Скобенко шансов практически не было. Российские суды в подобных ситуациях, как правило, встают на сторону матерей, а тут еще и «послужной» список печальный. Отец не имеет постоянной работы, ранее был условно осужден, занимался частным извозом, пока его не лишили прав за управление машиной в состоянии алкогольного опьянения...
Тем не менее, дело тянулось достаточно долго: слушания откладывались в связи с неявкой ответчика. Маленького Рому тем временем все больше воспитывала бабушка, мать Скобенко — пенсионер-инвалид.

Во вторник, 15-го марта, якутский городской суд наконец постановил: ребёнок должен воспитываться в семье матери. Окрылённая Татьяна позвонила бывшему сожителю и сообщила новость, на что (как позже вспомнила мать Жуковой, стоявшая рядом при разговоре) получила ответ: «Ты не суд выиграла, ты проблемы себе нажила».

«От лица сестры ничего не осталось»

Лариса Жукова, сестра Татьяны:

— В среду в начале шестого утра в нашу дверь позвонила соседка: «Внизу мужчина и два сотрудника полиции». Дверь открыла наша старшая сестра… Дальнейшее — полный шок для нашей семьи. Сестра лежала в луже крови, рядом бейсбольная бита.

Константин Жуков, младший брат Татьяны:

— Я заглянул под капюшон — у сестры не было лица, ничего не осталось, одни вмятины! Живого места не осталось! Она была вся в крови. Рядом с полицейскими стоял Сергей Скобенко. Выяснилось, что, выкинув труп сестры около подъезда, он поехал в отделение полиции оформлять явку с повинной. Вроде бы с ним ещё был некий Миша, которого, как сказали полицейские, тоже задержали. Правда, Скобенко уверяет, что убил мою сестру один, а этот Миша якобы был только водителем. Так это или не так — неизвестно. Просто Скобенко точно знает, что, согласно Уголовному кодексу, убийство, совершенное группой лиц, карается совсем иначе.

Лариса Жукова:

— В 3-м отделении полиции его хорошо знают — он раньше жил в порту на улице Кузьмина, не раз попадал в их поле зрения, на него уже два раза писали заявления. Сотрудники полиции нам сказали, что Таню к подъезду привезли уже мёртвую, а убили в другом месте. Дело в том, что этот Скобенко уже несколько лет терроризирует нашу семью. Силой увозил Таню, если она от него сбегала. Даже в магазин «Елисей» приходил, где она работала. Он неоднократно угрожал ей лично, а также нам, членам её семьи. Однажды приехал с толпой молодчиков и избил некоторых наших родственников.

Сейчас в полиции телефон Тани — там есть записанные угрозы Скобенко моей сестре, например, он напрямую ей говорил, что убьёт, пробьёт ей голову. Так оно и случилось. Однажды она стояла на остановке, подъёхала машина «Жигули», её силой туда затолкали и вывезли на территорию кладбища. Там Скобенко её запугивал, требовал, чтобы она вернулась к нему. Вот она и вернулась. При её жизни мы говорили Тане: «Ну, зачем ты к нему возвращаешься?» Теперь я её понимаю: она нас, свою семью, ограждала от этого монстра.

— Когда вы видели сестру в последний раз?

— Вечером во вторник. Её видели в местном кафе «Татьяна», где она была со Скобенко. Видимо, пыталась внушить ему, что суд он проиграл и ему некуда деваться — ребёнка придется отдать. В последний раз он милостиво разрешил ей увидеть сына месяц назад. Мы ездили в детский центр, так она вместе с ребенком ползала по качелям, не могла от него взгляд отвести, а потом всё плакала, что очень скучает по Роме… Полицейские сказали, что убивал он её долго и жестоко и явно не около подъезда. Мы облазали весь заброшенный бывший магазин «Факел» — нигде нет следов крови. Сейчас надеемся, на детском саду в Газпроме есть камеры наблюдения, которые могут охватить подъезд нашего дома. В любом случае — своей вины он не отрицает. Только хочет, чтобы ему срок дали поменьше.

В следственном комитете Якутии «ЯВ» вчера не смогли дать комментарий по поводу резонансного убийства – пресс-секретарь ведомства находится в отпуске, её заместитель не владеет информацией, так как не читала поступающих сводок. Руководитель следственного отдела по Якутску полковник Константин Шкулепо воздержался от комментариев без санкции …пресс-службы.

Источник
via Против насилия над женщинами

Госдума отклонила в первом чтении законопроект Олега Нилова

«О внесении изменений в Федеральный закон от 25 июля 1998 г. 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ» в части установления обязательной дактилоскопической регистрации при въезде на территорию РФ и выезде из нее иностранных граждан и лиц без гражданства прибывших в порядке, не требующем получения визы». То есть, открыла дорогу из СНГ маньякам, убийцам и террористам!

The Telegraph включил эрмитажных котов в рейтинг

необычных достопримечательностей, которые необходимо посмотреть. Они официально содержатся на территории Государственного Эрмитажа со времени его постройки, в целях предотвращения интенсивного размножения крыс и мышей. Соответствующий указ был подписан императрицей Елизаветой Петровной. Ранее сообщалось, что Государственный Эрмитаж в 19-й раз передал своих знаменитых котов на раздачу. Участвующие в акции животные – обитатели эрмитажных подвалов, вышедшие «в отставку», а остальные – питомцы петербургских благотворительных приютов.