July 26th, 2016

Губернатор Одесской области Михаил Саакашвили предоставил хату

для экспресс-бракосочетаний в Одессе. Он надеется, что хата станет туристическим брендом Одессы и привел в качестве примера центры экспресс-бракосочетаний в Лос-Анджелесе и Батуми. Кроме того, в шести городах Украины разрешили жениться за сутки, а Одесса участвует в этом проекте. В Лас-Вегасе есть окно, в котором можно жениться, не выходя из машины (не отстегивая лыж). Кинул бабки - получил штамп. У нас такое практиковалось в первые годы после революции, но тогда это называлось в народе не словом "женились", а словом "записались". Можно было утром "записаться", а в обед развестись и к ночи снова "записаться". Первой показательной парой, вышедшей из ЗАГСа, были Александра Коллонтай и Павел Дыбенко. Жили они какое-то время неплохо, но закончилось театральной попыткой Дыбенко застрелиться.

Отличный инструмент для борьбы с госворовством!

Россияне могут обанкротить в суде целые города
Жители городов России стали в массовом порядке обращаться в суды с исками, в которых требуют провести капитальный ремонт их домов за счет бюджета. Основанием является закон № 1541-I «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 4 июля 1991 года. По этому закону за бывшим наймодателем, то есть государством, при приватизации жилья оставалась обязанность провести капитальный ремонт домов, где он на тот момент еще не был сделан. И сейчас граждане массово решили воспользоваться своим законным правом. Иски, как правило, удовлетворяются, и это становится большой проблемой для местных бюджетов. Большинство жилых домов являются собственностью муниципалитетов, и именно на муниципальные власти суды возлагают обязанность оплачивать ремонт. А на это в их бюджетах просто нет денег. Как сообщил «Известиям» зампредседателя Омского городского Совета, экс-сенатор Алексей Сокин, в одном только этом городе суды вынесли уже 646 таких решений на 13,5 млрд рублей, притом что весь годовой бюджет города составляет 15,6 млрд Добавим, что кроме капремонта, суды и прокуратура выносят решения по освещению улиц, ремонту дорог и т.д. В итоге судебные обязательства превышают бюджет миллионного города. Аналогичная ситуация сложилась и во многих других городах страны: в Хабаровске — 990 удовлетворенных исков, во Владивостоке — 724, в Барнауле — 196.
Омские депутаты готовят поправки в законопроект, которые бы позволяли распределить нагрузку между местными и федеральным бюджетами, предположительно, они будут внесены в парламент в осеннюю сессию.
— Эта справедливая пропорция очень помогла бы муниципалитетам исполнить федеральные обязательства. По крайней мере, муниципалитетам Омска, Барнаула, Ижевска, Владивостока, Хабаровска, иначе эти города просто не выживут, — говорит Алексей Сокин.
Председатель комиссии Общественной палаты по развитию социальной инфраструктуры, местного самоуправления и ЖКХ, президент Союза городов Заполярья и Крайнего Севера России Игорь Шпектор убежден, что на выплату денег по искам о капремонте никаких бюджетов не хватит. Поэтому следует говорить не о распределении нагрузки между бюджетами разных уровней, а о том, что государству лучше пока повременить с выполнением ряда обязательств.
— Исполнить эти судебные решения невозможно, — заявил Игорь Шпектор «Известиям». — Потому что нужно обеспечить питание в детских садах, поддержку людей, пользующихся социальными льготами. И на это-то денег нет. Какой капитальный ремонт! Конечно, муниципалитеты хотели бы, чтобы подключился федеральный бюджет, если проблему нельзя решить за счет местного. Но и в федеральном бюджете этих денег нет. Надо сделать перерыв хотя бы лет на пять.
Он подчеркнул, что все бюджеты сегодня находятся в критическом состоянии и потянуть эти расходы для них нереально.
По его мнению, государство должно честно заявить гражданам, что в ближайшие пять лет не сможет компенсировать затраты на капитальный ремонт.
— Более того, то же самое должно быть сказано на уровне Верховного суда, чтобы это дошло до всех судов в субъектах. Врать не надо. Надо четко сказать, что, несмотря на те обязательства, которые нужно было бы выполнять, капитальный ремонт выполнить за счет государства нереально. И выполнено это не будет никогда. Мне как председателю комиссии Общественной палаты и как члену наблюдательного совета Фонда по реформированию системы ЖКХ России очень сложно отвечать: дорогие товарищи, никогда этого ремонта по государственной программе не произойдет. Денег нет и не будет, — подытожил Игорь Шпектор.
Председатель Федеральной палаты адвокатов, член Общественной палаты Владислав Гриб с таким методом решения проблемы не согласен. По его мнению, пусть и не сразу, а по мере поступления в бюджеты средств, но исполнять судебные решения необходимо.
— Закон 1991 года вполне логичен: собственник, которым было государство, обязан был заботиться о сохранности имущества и проводить ремонт, — сказал Владислав Гриб «Известиям». — С другой стороны, когда парламент одобряет такие законы, то не все просчитывают последствия. А ведь даже сейчас сложно сказать, какая в итоге будет сумма по этим искам. Длиться это может годами. Но законы надо исполнять.
По его словам, проблема исполнения федеральным, региональными и муниципальными бюджетами многих социальных обязательств, зачастую популистских, которые были одобрены разными составами нашего парламента, остается и станет еще более актуальной.
— Пока не всё население знает, что можно подавать иски по этому закону, не все, к сожалению, правильно подготовлены, чтобы выиграть эти дела. Но уже сейчас люди выигрывают иски на серьезные суммы, всё это отражено в исполнительных листах. И не исполнять эти судебные решения невозможно, — отметил Владислав Гриб. — Возможна, конечно, рассрочка исполнения, но совсем игнорировать это нельзя. Потому что неисполнение судебных решений подрывает авторитет госорганов, нашу правовую систему и создает почву для обращения в международные судебные инстанции. Это ведь повод для исков в Европейский суд по правам человека. Отговорка «денег нет» никоим образом не должна быть поводом для неисполнения судебных решений государством.

Иркутск-Улан-Удэ

Разъезжая по планете, я выступаю везде, где есть русскоязычные. Чаще за большие деньги, реже бесплатно. И потому черкнула литинститутскому «однокорытнику» - поэту Амарсане Улзытуеву, что бесплатно выступлю в Улан-Удэ; и получила приглашение от директора Национальной библиотеки Республики Бурятия Людмилы Гармаевой. Но тут нарисовалась проблемная тётка, не знакомая с субординацией, и стала наигрывать борьбу Эллочки Людоедки с Вандербильдихой. Ко мне в интернете ежедневно лезут стада проблемных, ведущих себя в предпенсионном и пенсионном возрасте как трудные подростки, и я спасаюсь банном. Спаслась банном и тут, забанив проблемную тётку вместе с Национальной библиотекой Бурятии, в которой она трудится. Но со всех сторон стали слать отражение крошечной фейсбучной перепалки в местной прессе, и это поразило. Вместо того, чтоб посоветовать проблемной тётке бегом бежать к психоаналитику, пресса стала надувать интригу между мной и неперсонализованной ею (мало ли в Бразилии Педров?). И это показалось мне более провинциальным и профнепригодным, чем сама тётка. Особенно развлекло обсуждение того, что сотрудница коммуникационного сервиса недовольна моей позицией по закону Димы Яковлева и тем, что я против торговли сиротами. С таким же успехом пресса могла опросить сотрудницу клинингового сервиса, и услышала бы, что она недовольна моей позицией по закону о пропаганде гомосексуализма. Но я предлагала выступить перед читателями, а не перед сервисными службами библиотеки, и этого не поняла не только проблемная тётка, но и улан-удэнская пресса. В Германии обожают СМИ, и каждая деревня имеет бумажную газетенку или сайт, я как-то спросила одного такого «главного редактора» (в миру фермера), о чём пишет? Он пожаловался, мол, хорошо, когда у кого опоросится порося - можно взять интервью и разместить фотку. Ещё лучше, если умер уважаемый земляк. Но, когда вовсе нет новостей, приходится писать, что автомобиль Ганса сбил курицу Фрица, и этот аморальный поступок противоречит нормам жизни деревни. А меж тем, улан-удэнской прессе ещё как есть о чём писать. Например, о состоянии набережной, или о том, что, приезжая в город на поезде, выйти с платформы может только человек с разрядом по альпинизму. Или что здание реабилитационного центр Светланы Будашкаевой «Здоровье Бурятии» находится в аварийном состоянии, балки падают на голову, а дождь идёт прямо в помещении и т.д.. Об этом ещё напишу, поскольку именно Светлана Будашкаева взяли вместе с Амарсаной Улзытуевым мою поездку под ключ. И не только заставили встретиться с читателями, но приоткрыли мне замечательный город, в котором, ей богу, есть о чём писать прессе.
Продолжение следует.