July 30th, 2016

По данным полиции, 59-летняя Линда Патриция Томпсон ограбила банк,

выбросила все наличные в окно и стала дожидаться прибытия полиции. Впоследствии она заявила полицейским, что недавно освобожденная из тюрьмы и хочет вернуться под стражу. По ее словам, ей не удалось получить место в приюте для бездомных, а жить на улице она не может.
До инцидента Томпсон находилась в исправительной колонии за ограбление. Сразу после досрочного освобождения она также утверждала, что не хочет выходить из заключения.

Арина Холина. Шариат за углом

19 июля на курорте во Французских Альпах марроканец порезал трех француженок за то, что они были в шортах. Это случилось спустя несколько дней после теракта в Ницце и за три дня до тераката в Мюнхене.

Я была первый и последний раз в Марокко в начале июня, буквально за день до Рамадана. Последний – потому что я больше никогда не поеду в страну, где 70% женщин ходят в хиджабах, никабах и джилбабах, а те, кто решается на светское, все равно не показывают ни руки, ни ноги. Окей, это будут блузки и джинсы, но без всяких вольностей.

Сексуальная и личная свобода – вот мои принципы. Западным женщинам это все тоже не очень легко досталось – и я не вижу причины, почему мне захотелось бы ехать в страну, где любая современная европейская женщина на всякий случай надевает либо длинные брюки, либо закрытое платье
И делает она это не только ради личной безопасности, но еще и от уважения к чужим традициям – даже если они ей не приятны. Понятно, что это мнимое уважение, но все таки мы соблюдаем чужие правила.

Но в Берлине, в Вене, в Москве, во Франции религиозные мусульманки ходят так, как велит им семья. Они используют одежду, которая с точки зрения современных европеек унижает женское достоинство.

Они не проявляют уважения к нашей современной культуре, которая настаивает на том, что женщина имеет право выглядеть так, как хочется ей, а не ее отцу, или мужу, или мулле.

Мужчины тоже не испытывают особенного уважения – если судить по тому, как выглядят их женщины. Вот хочется понять, что они на самом деле думают о своих соседках, о немках, об англичанках, об американках? Они считают нас голыми шлюхами, как этот Мухамед Б., который в Альпах напала на своих соседок, изувечил их ножом – и лишь за то, что они были в майках и шортах, и в таком неподобающем виде завтракали на веранде своего дома?

Свобода вероисповедния, самовыражения, толерантность и мультикультурность – это все звучит неплохо. Но работает в одну сторону.

Допустим, в районе Бней Брак, ортодоксальном округе Тель-Авива, живут фундаментальные иудеи. Они не водят машину в шабат, они плохо смотрят на женщин с обнаженными ключицами и голенями. В таком же районе Иерусалима, куда случайно заехал в субботу мой друг, его закидали камнями – потому что он не соблюдает правила дня отдохновения, он крутит руль.

Предположим, что я готова принять правила того места, где люди нарочно живут обособленно, своей глубоко религиозной коммуной. Но почему я должна принимать их, если они выходят из своей зоны комфорта? Почему тогда нормально, что они ходят вот хоть по набережной Тель Авива в своей традиционной одежде?

Правила работают в обе стороны. Если я накидываю на плечи платок в их квартале, пусть они снимают свои накидки в моем
Пусть фундаментальные мусульманки и мусульмане либо живут там, где их привычная среда, либо убирают все эти свои повязки в моем мире.

Западные ценности идут в упаковке с различными свободами. Хочешь пособие, медицинскую страховку, социальное жилье, защиту, равные права, паспорт – получай феминизм, поцелуи на улицах, секс в рекламе.

Мы не боролись за нашу жизнь для того, чтобы сюда пришли люди с правилами, которые мы отвергли двести лет назад.

У меня лично не было порыва прогуляться по Марракешу в шортах, которые похожи на трусы, и в прозрачной футболке. Да, от страха, ну и плюс еще это их жизнь, кто я такая, чтобы сеять тут шок? Я просто никогда больше не поеду ни в одну страну, где женщины должны выглядеть таким образом.

И это простое решение – не живи в том месте, которое не соответствует твоим религиозным, нравственным или каким то другим убеждениям.

Это справедливо.

Мы создаем наш мир на принципах разделения церкви и государства, на правах человека, на личной свободе, на сексуальном и гендерном равенстве. Это все часть нашей культуры, наши достижения, основа нашей экономики и политики, в конце концов. И это можно либо уважать и разделять, либо – никак.

Люди имеют право исповедовать любую религию – христианство, ислам, буддизм, религию солнечного света, если такая существует. Но европейское общество не религиозное, а светское, здесь не важно, какой символ висит у тебя на шее, здесь важно, какие культурные ценности ты разделяешь.

Это очень несправедливо, что в том же Марокко туристки не рискуют носить короткие шорты и смелые топы, а в Европе, тем временем, марроканец бросается с ножом на женщин, которые выглядят так, как положено в их родной стране.

Несправедливо, что мы прогибаемся и там и там – в мусульманских странах укутываемся в длинные юбки и шали, а в своей привычной среде смиряемся с тем, что женщины ходят в тряпках, намотанных на лицо. Несправедливо, что после шести дней в Марокко я еще неделю задумывалась над тем, достаточно ли спрятаны от мужских взглядов мои ноги.

Я не собираюсь нарушать чужой устав, но и свой не отдам на поругание. Я не хочу видеть женщин, которые выглядят так, будто над ними нависла инквизиция. Я не хочу мириться с теми ценностями, против которых больше ста лет выступали суфражистки и феминистки. Я хочу, чтобы в моей стране жили те, кто приехал сюда не только на заработки, но и за нашей прекрасной культурой личной свободы и полного равенства
Я не должна беспокоиться о том, оскорбляют ли мои голые ноги, или просвечивающиеся соски, или майка с надписью “I have the pussy, so I make the rules” людей, которые живут по законам шариата. Это не моя проблема. Я на своей территории.

Ботаническому саду МГУ «Аптекарский огород» тайно вернули всех осетровых рыб,

украденных в начале месяца. Утром 29 июля в водоеме с плавучими фикусами бонсай и кувшинками садовники насчитали 40 рыб вместо 20, приобретенных после кражи. «Радости администрации сада нет предела — судя по всему, общественный резонанс и широкое освещение вопиющего преступления в СМИ заставили воров одуматься и вернуть животных», – отмечается в сообщении. В «Аптекарском огороде» добавили, что воры явно не знали о ядовитости добычи.

Крымнаш

Делегация французских парламентариев в Крыму возложила венок на мемориальном комплексе «Красное» в крымском селе Мирное. Депутаты также почтили минутой молчания память погибших во Второй мировой войне. В ходе визита парламентарии проведут встречу с руководством Крыма, а также намерены встретиться с прокурором Натальей Поклонской.