October 7th, 2016

В рамках развлечений к дню рождения Рамазан Кадыров устроил турниры маленьких мальчиков

по боям без правил, на которые вывел трёх своих сыновей, несмотря на то, что детям до 12 лет запрещено принимать участие в подобных турнирах.
Многократный чемпион мира по смешанным единоборствам, легенда этого вида спорта по обе стороны океана, президент Союза смешанных боевых единоборств ММА России Фёдор Емельяненко заявил : "То, что происходило вчера на турнире в Грозном недопустимо, а тем более, это нельзя оправдывать! Также для меня не понятно, почему телеканал Матч! Боец показывает в прямом эфире детские бои. Я уже не говорю о том, что дети до 12 лет даже не допускаются в зал как зрители, но тут малыши, которым 8 лет, избивали друг друга на глазах у радостных взрослых. Неужели всем так важно организовать зрелище в ущерб здоровью детей?! Меня очень сильно возмущает тот факт, что за всем этим наблюдал Президент Республики Чечня Рамзан Кадыров. Его советники из Министерства спорта Чечни не сообщили, что не разрешается проведение боев детей до 12 лет? Детям до 12 лет вообще не разрешено выступать по правилам ММА. Участие в боях на одном уровне со взрослыми может нанести непоправимый ущерб здоровью ребят, что не позволит им не только продолжать спортивную карьеру, но и просто оставаться здоровыми как в физическом, так и в психологическом плане людьми!"
СК начал проверку детских боев в Грозном.
Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков объявил, что надзорным органам следует обратить внимание на трансляцию детских боев без правил.
Мутко пообещал разобраться в ситуации с детскими боями в Грозном.
Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова проверит информацию о соревновании среди детей по боям без правил в Грозном.
Делайте ваши ставки, господа! Кто из них первый даст интервью, что всё было законно и нельзя лишать президента его варварских развлечений?

Иркутск-Улан-Удэ

...На следующий день собрались на Байкал. Предлагались многозвездные турбазы, которых там теперь уйма, но хотелось аутентичности. За нами заехал двоюродный брат поэта Амарсаны Улзытуева – Батор; а пока ждали его, познакомились со стайкой детей, игравших в карты на ступеньках подъезда. После Москвы Улан-Удэ кажется городом без людей - они на центральных улицах, в магазинах; но во дворах пусто. Ведь плотность населения в Москве 4 813 человек на квадратный километр, а в Улан-Удэ этот самый километр принадлежит всего трём людям!
Детвора на ступеньках подъезда была разновозрастная - от 12 до 2 лет – самостоятельная и межнациональная. В Улан-Удэ нет национального вопроса, все женятся на всех, и дети от этого только красивей и талантливей. А мимо компании «картежников» дефилировала та самая придомовая дворняга, что будила ночами округу громким лаем. Но никого это не смущало, и возле её лаза в подвал стояло несколько мисок с едой. А за дворнягой семенил тот самый её щенок, которого она охраняла лаем от недружественных кошек. И я с тоской вздохнула о временах, когда сама росла на свободе московского двора посреди детей и дворняг; и о тех временах, когда спокойно отпускала гулять сыновей. Теперь в столице это не возможно.
Сперва Батор привёз нас к Амарсане, который как истинный кочевник зимует в столице, а летом живёт в Улан-Удэ - в большом солидном доме из старых почерневших бревен. Внутри дома было благоустроенно, но, как принято у поэтов, выглядело, словно только что прошел обыск. Амарсана повел нас на веранду второго этажа, с которой открывался вид на его угодья, яркие крыши поселка и умиротворяющие горы; и где представители литературной общественности участвовали в традиционной «фотосессии для истории».
Хозяйничала бывшая жена Амарсаны - Алена, возившая нас вчера в дацан на Лысую гору. Она накрыла в беседке великолепный стол, и было неудобно, что Алена потратила на это столько времени и сил. Нам представили старшего сына Амарсаны от другой жены, а по двору бегал маленький сын Алены от нового брака - новый муж Алены отпускал её помогать по хозяйству Амарсане. В Москве Амарсану ждали ещё три жены, и ещё двое детей. И все его любили, да и как не любить витального Амарсану?
Поэт в России больше, чем поэт, и практически все талантливые поэты, с которыми я училась, имели примерно такую же внутрисемейную конфигурацию. Куча ярких женщин конкурировала за право родить от поэтов, потом уставала жить с ними; но той же кучей, что прежде конкурировала, опекала их «по достижению зрелости». И никогда не требовала "монетизации таланта".
Перекусив на дорожку, поехали к Байкалу с Амарсаной, Батором, его женой Ципой и десятилетней дочкой Белой. Пути было часа два, и Батор гнал по безупречной дороге. Зашли в придорожный супермаркет, не отличающийся от московского, и Амарсана заметил, что, благодаря курсу доллара экономика региона взлетела, ведь монголам выгодней покупать продукты в Улан-Удэ, чем у себя. Но, поскольку бурят-монголы практически один народ, понять, кто в магазине из Бурятии, кто из Монголии, невозможно.
Снова полетели по шоссе, вдруг Батор затормозил, и все вышли из машины. На придорожной полосе стоял молитвенный барабан под крышей как у пагоды и дерево, густо повязанное хадаками. Батор открыл бутылку водки и брызнул на четыре стороны, а его жена Ципа пояснила, что это обряд поклонения духам местности, поскольку бурятский буддизм тесно слит с традиционными местными культами, впитал в себя народные ритуалы и почитает духов земли, гор, рек и деревьев.
Можно брызгать обычной водкой, но лучше, конечно, местной молочной водкой - ведь она белая. Культ белого цвета распространяется у бурят не только на хадаки – трапезу начинают «с белой пищи», после дойки брызгают парным молоком на все стороны света и в небо, уважаемого гостя сажают на белый войлок или белый коврик, знать называла себя белокостной, делала себе белые юрты и предпочитала лошадей белой масти.
Ципа, а полностью Ципилма, работала в национальном театре и занималась этнографическими проектами. В рамках одного из них исследовался геном Батора, и оказалось, путь его предков лежал в Бурятию из Африки, через Китай и Европу. Хотелось рассказать, что я без исследования генома, а с помощью регрессионной терапии знаю, откуда и куда шла, и почему с бурято-монголами чувствую себя дома, но это было бы слишком длинно.
Снова полетели по шоссе, рассуждая о буддизме, и, видимо, раскрутили всей компанией такую мощную энергетическую воронку, что в неё затянуло нашего с Амарсаной однокурсника - Александра Еременко. Демонстративный буддист, символ «новой волны», отец метареализма и коронованный «король поэтов» позвонил Амарсане на мобильный с Патриарших на удивление трезвый и потому не задающий вопросов про Зеленую Тару, которыми всех нас извел.
Перед этим мы виделись с Еременко на поминках по нашему другу и учителю - известному астрологу, магу и главе буддистской общины Игорю Александровичу Антонову, умершему при загадочных обстоятельствах и пестовавшему в квартире у Белорусского вокзала 200 крыс. Моё присутствие в машине, летящей по бурятскому шоссе, ничуть не удивило Еременко. Его трудно удивить, точнее трудно заставить показать удивление, ведь это именно он рвался в космонавты, чтоб забросить во вселенную статуэтку Будды для наступления повсеместного буддизма. Но не взяли : «Я в космосе не был ни разу, и то потому, что курю…»
Звонок показался мне знаковым, словно Еременко, руководивший моим буддистским развитием в Литературном институте как «более старший и более опытный буддист», напутствовал по дороге к Байкалу и вверял Амарсане, как когда-то вверил Игорю Александровичу Антонову. Только когда вверял Антонову, было больше слов, ведь мы были молоды, плескались в словах и ненавидели тишину.
Тогда Еременко сказал : «Вот вы, Мария, носитесь со своими доморощенными астрологическими идеями, маетесь со своим доморощенным пижонским буддизмом! Возьмите телефон, позвоните Игорю Александровичу, если звезды встанут, он возьмёт трубку!» Еременко называл меня в институте «на вы». Звёзды, действительно, встали, Антонов взял трубку и потом много лет учил меня жизни и астрологии. И делал это как Аристотель, только тот учил, прогуливаясь по аллеям Ликея, а Антонов предпочитал московский центр и особенно Ваганьковское кладбище. Он знал историю каждой тамошней могилы, словно готовился в эту компанию, ведь он знал всё или почти всё про себя и других, и в начале восьмидесятых уверял, что СССР распадется, а потом снова соберется, но по иной схеме.
Мы приближались к Байкалу, долго ехали по бешеной красоте между первой линией домов у воды и Транссибирской магистралью. И говорили о том, что Москвой Амарсана воспринимается как яркий самобытный поэт, а в Улан-Удэ он ещё и сын выдающегося поэта Дондока Улзытуева, песни на стихи которого в Бурятии считаются народными, а на русский язык его переводил Евтушенко. И потому груз ответственности в Москве у Амарсаны меньше. Его старшая сестра - директор музея-усадьбы Дондока Улзытуева в улусе Шибертуй Бичурского района, где родился поэт. А Амарсана получил в наследство не только талант, но и дом отца на берегу в поселок Боярск на берегу Байкала, куда, собственно, и вёз нас. И где 6 улиц населяло 149 человек, а остальными были туристы и дауншифтеры. Амарсана не был в этом доме лет 10 и самозабвенно вспоминал картинки из собственного детства, красавицу маму и рано ушедшего отца, воспитывавшего его оставленной библиотекой...
Продолжение следует.

Петиция против вывода абортов из ОМС!

Депутаты фракции «Справедливой России» внесли на рассмотрение Госдумы законопроект,

предполагающий снижение зарплат парламентариев до уровня средних по стране. Документ зарегистрирован в думской базе данных накануне, 5 октября.
«Законопроект предлагает закрепить, что денежное вознаграждение для членов Совета Федерации и депутатов Госдумы устанавливается в размере средней заработной платы по Российской Федерации, которая в 2016 году составила порядка 35 тысяч рублей», — говорится в пояснительной записке. Авторы также предлагают лишить членов нижней и верхней палат российского парламента ряда «необоснованных привилегий», в том числе по медицинскому и пенсионному обеспечению. При этом подчеркивается, что принятие законопроекта позволит сократить расходы федерального бюджета. Подозреваю, что экономить на абортах и пенсиях у них получится лучше.

О женоненавистниках

Певец Григорий Лепс, актер Дмитрий Певцов, путешественник Федор Конюхов и телеведущая Оксана Федорова подписали петицию за запрет абортов в России. А ведь не все из них казались мне настолько безмозглыми...

Здесь вам не тут

Томичка Алена Доган, вышедшая замуж за гражданина Турции и живущая в Стамбуле, попросила президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана вернуть ей двухлетнего сына. Пять лет назад на отдыхе она познакомилась с гражданином Турции и вышла за него замуж. Спустя три года у пары родился сын, которого назвали в честь деда, известного, по словам россиянки, турецкого певца. У мальчика двойное гражданство. Год назад россиянка объявила семье мужа о разводе и вернулась с ребенком в Томск, муж уговорил вернуться. С тех пор она и семья мужа живут в одном доме, но на разных этажах. Видеть ребенка ей не дают, а суд не принимает решения о месте жительства ребенка. И скорее всего примет его не в пользу матери.