November 21st, 2016

Когда я училась в Литературном институте и писала пьесы,

огромное влияние оказали на меня два совершенно взаимоисключающих друг друга поэта – Михаил Синельников и Александр Еременко. Синельников царственно носил традицию, Еременко – оттачивал войну с нею. Каждый из них был «рабом своей лампы», но уже тогда было ясно, что мне обломилось слушать двух будущих классиков русской поэзии. И если Еременко - безоговорочный дзен-буддист; то Синельников – думал и писал всегда выше конфессиональных перегородок, хотя и фанател от Индии. А может, именно потому, что фанател от Индии.
Вчерашний юбилей Михаила Синельникова в ЦДЛ шел в несколько нафталинном формате. Благодарные кавказцы и азиаты, надевали на юбиляра расшитые халаты, впечатляющие шапки и кланялись в пояс за переводы их знаковых поэтов. И, конечно, зачитывали километры поздравительных адресов, казавшихся написанными одной унылой чиновничьей рукой, разосланных этой же рукой по всей территории СНГ. Но самое ужасное, что, спровоцированные сценой ЦДЛ, поздравлявшие читали собственные стихи. Вынести это было тяжелей, чем художественные прокладки из несинхронного киргизского хип-хопа и экзотических музыкальных инструментов при совершенно профнепригодном звуковике. Короче, «мой адрес Советский Союз». Креатив торжества исчерпывался шутками тамады – Председателя нашего Союза писателей (Москвы) Евгения Юрьевича Сидорова, моего бывшего проректора и преподавателя теории кино.
Михаил Синельников ангельски терпеливо подставлялся под халаты и ордена, принимал грамоты и букеты, целовал ручки и щечки. Наверное, тренированные находили в подобном жанре свой уют, но большей части зала быстро «остоюбилеело», и она маялась, ожидая, когда Евгений Юрьевич Сидоров, назвавший юбиляра акмеистом, даст, наконец, ему слово. Потому, что ради этого стоило терпеть «советский разогрев», ведь выдающимся поэтом Михаила Синельникова считали и считают все, начиная с Арсения Тарковского. Добавлю, что он ещё и выдающийся спикер и должен преподавать и преподавать, поскольку ему нет равных в изяществе как письменного, так и устного изложения истории, истории литературы... да и вообще всего. И вузы должны драться за такого лектора! Короче, Михаил Синельников замечательно читал из последнего, и завидуйте нам, раз вы этого не слышали!
А вот вам и на халатную тему.

Михаил Синельников

Халат
Наземь льющийся, белея,
Осеняя белизной
Невозможность юбилея,
Жизни изморозь и зной.
Войлок чист, покрой неловок
И узоров письмена –
Память всех перекочёвок
Поглощает белизна.
Так белы в горах Востока
Заповедные снега,
Так, блуждая одиноко,
Оказалась жизнь долга.
Разгляди в её узоре
Нить скитаний и утрат!
…На меня наденут вскоре
Белый праздничный халат.
23 мая 2016