November 24th, 2016

«Закрытый список» / интервью с Яном Рачинским

Автор: Семен Шешенин

«Кадровый состав сотрудников органов государственной безопасности СССР 1935-1939» сегодня является самым полным перечнем сотрудников НКВД периода Большого Террора. О базе данных, составление которой заняло 15 лет, рассказывает один из руководителей проекта сопредседатель Московского Мемориала Ян Рачинский.

– Расскажите, что именно на этом диске?

– Это справочник по кадровому составу органов госбезопасности, не НКВД в целом, потому что в НКВД входили и пожарные, и пограничники, и целый ряд еще служб, а именно органов госбезопасности, тех людей, которые имели специальные звания, введенные в конце 1935 года. Это как раз те, кто осуществлял Большой террор, потому что диск охватывает период 1935-1939 гг.

– Это охватывает всю пирамиду иерархии НКВД или какие-то отдельные чины, скажем, там представлены более подробно или менее подробно?

– В принципе, включены все, кто имел спецзвания сотрудников госбезопасности, начиная от сержанта и до генерального комиссара, все без исключения звания. Конечно, там могут быть какие-то пропуски по разным причинам: или по усталости составителя могут быть случайные пропуски, или потому, что часть приказов не публиковалась, имела гриф и не была доступна. Но таких крайне немного. 90%, во всяком случае, кадрового состава здесь представлено.

– Каким образом, откуда были получены эти имена и данные по ним?

– Составитель этого справочника Андрей Николаевич Жуков много лет занимался этой темой. Поначалу его интересовали репрессии против чекистов, о которых много говорится и которые, как выясняется из этого свода, очень сильно преувеличены. Но дальше он, как человек с коллекционерской жилкой, начал уже собирать не только репрессированных, а всех, просто чтобы понять, как это соотносилось с общим количеством, и в общем очень много источников проработал. Поначалу это были открытые источники – ну, условно открытые, легкодоступными их не назовёшь. Так же в свое время Никита Петров работал по газетным публикациям и отчасти по разным пропагандистским книжкам, но потом архивы приоткрылись.

Первое, конечно, это кадровые приказы, приказы по кадрам НКВД – это много томов издано. Они существуют в первоисточнике и существуют типографским способом воспроизведенные сборники, которые рассылались по управлениям, просто чтобы на местах тоже могли сверить.

– То есть, иными словами, не существует какого-то сведенного списка сотрудников НКВД?

– Нет.

– Звучит как парадокс, неужели тщательный учет своих кадров не является естественной частью жизни любого силового ведомства, а уж тем более НКВД?

– В отделе кадров НКВД может быть есть какие-то картотеки, скорее всего, как есть и личные дела сотрудников, которые недоступны абсолютно на сегодняшний день, поэтому приходится обращаться к таким источникам. Пришлось просматривать приказы подряд. В основном использованы приказы двух типов: приказы о присвоении званий и приказы об увольнении.

Всё это свести между собой было само по себе уже нетривиальной задачей – ведь в приказах о присвоении званий есть фамилия, имя и отчество, а в приказах об увольнении есть должность, с которой чекист увольняется, но, как правило, нет имени и отчества, только инициалы. А при таком огромном объеме – свыше 40 000 персонажей – естественно, масса однофамильцев, и тёзок полных тоже до десятка

Второй источник тоже всерьез плотно проработанный – это фонд наградного отдела президиума Верховного совета, который был просмотрен и где тоже были выявлены чекисты. Это уже приходилось просматривать сплошь. Выявлено, естественно, не всё, но, тем не менее, есть очень много этих награждений, и они были одним из важных источников биографической информации.

Тут особенно существенно, что при награждении орденом Ленина кандидат заполнял анкету с основными биографическими сведениями, поэтому дату и место рождения и прочие минимальные сведения оттуда можно было взять.

Конечно, это только отправная точка, это первый шаг, очень важный и едва ли не самый трудный.

– Расскажите подробнее об Андрее Николаевиче, который, собственно, собрал все эти данные. Ведь, насколько я знаю, на эту работу у него ушло порядка 15 лет.

– Начиналось это всё в докомпьютерную эпоху. Первый вариант его работы – это большие тетради, эти выписки потом переносились на карточки и с карточек уже он вводил это в компьютер в виде текстового файла с множеством условных сокращений, которые потом требовалось расшифровать, нужно было проверить аккуратно, потому что при таком объеме ручного письма неизбежны опечатки. В общем, это колоссальный объем работы, даже непонятно, как один человек мог такое осилить.

Он не ограничивается только чекистами, он собрал довольно много информации по репрессиям в армии, у него обширные очень сведения на эту тему, но они относятся всё же к репрессированным и к верхушке комсостава, если говорить о нерепрессированных.


А.Н. Жуков на презентации диска в Мемориале

– Вы говорили о том, что Жукова изначально интересовала тема репрессий среди сотрудников НКВД – это как-то отражено в базе?

– В базе сведения о репрессиях приводятся, но специального среза такого – репрессированные сотрудники – на сегодняшний день нет, вероятно, он появится в интернет-версии. Это связано отчасти с тем, что информация эта неполна. В положении о прохождении службы была специальная статья об увольнении 38«б», которая означала увольнение в связи с арестом, то есть, мы уже знаем, что человек арестован, но на большое число уволенных таким образом у нас нет никакой информации, что именно дальше последовало, потому что большая часть, заметная часть, скажем так, арестованных сотрудников НКВД впоследствии освобождалась. Даже из тех, кто был осужден в начале войны, в первые полтора года, многие были освобождены и отправлены на фронт, а кое-кто и в тылу оставлен для продолжения трудовой деятельности. Такие примеры мы тоже знаем. Поэтому пока информация о репрессиях недостаточно полна, чтобы ее представлять в виде отдельной категории.

Наша же техническая роль – моя и не только моя – заключалась в том, чтобы привести это в удобный для использования вид. Это первая версия, в интернете она будет усовершенствована.

– То есть, ваша «функция» состояла в том, чтобы превратить это в базу данных.

– Да, обработать это таким образом, чтобы это приобрело некую единую структуру, функционально схожую с «википедией».

– Есть ли какая-то предварительная дата выхода интернет-версии?

– Мы хотим это к концу года сделать, поскольку там еще будут дополнения – сейчас уже очевидно, что их будет довольно много.

– Как устроен вход в этой базе данных, у каждого имени есть определенный набор дополнительных сведений?

– Да, у каждого имени есть набор информации, в предисловии написано, какой он может быть максимальный, но для очень многих – для доброй половины – сводится к единственной записи о присвоении звания – сержант или младший лейтенант, и более мы ничего о человеке на сегодняшний день не знаем. Но, тем не менее, это уже, по крайней мере, имя и отчество, а нередко еще и привязка к региону. Это позволяет идентифицировать этих сотрудников, следователей, которые зачастую только с фамилией фигурируют, и ничего больше неизвестно, это некоторый следующий шаг к идентификации. На сегодняшний день там у нас есть систематизация по алфавиту, по званиям, по наградам и по регионам – вот четыре таких разреза.

И, собственно, когда это появится в интернете, то станет возможным туда добавлять информацию и из самых разнообразных источников, привязывать туда и фрагменты воспоминаний, и какие-то куски последующих расследований деятельности того или иного персонажа.

– То есть, своего рода «Открытый список» ?

– Тут несколько другое, потому что здесь у нас список как раз закрытый, то есть, мы более или менее уже знаем героев, которые может быть и немножко добавятся, но сам список персоналий близок к исчерпанию. Зато по каждой персоналии можно многое добавлять.

Диск «Кадровый состав сотрудников органов государственной безопасности СССР 1935-1939» можно бесплатно получить в здании Мемориала по адресу ул. Каретный Ряд, 5/10
http://urokiistorii.ru/node/53342

Сексуальное насилие над детьми

Оригинал взят у radulova в Сексуальное насилие над детьми: причины, признаки.
Сексуальное насилие над детьми стало бичом современного общества. В последние 15-20 лет медицинская общественность узнала о грандиозных размерах сексуального злоупотребления в отношении детей, которым могут подвергаться последние как со стороны лиц незнакомых, так и со стороны родителей и других членов семьи. Ежегодно в США имеют место от 150 000 до 200 000 случаев вновь выявленного сексуального насилия над детьми. От 10% до 30% взрослых женщин в Великобритании были жертвами сексуального насилия в детстве, причем только в 25% случаев посягатель был неизвестен ребенку (Ashurst P., Hall Z., 1991).

Обычно жертвами сексуального порочного отношения являются дети моложе 12 лет, но наиболее часто ими становятся в возрасте 3-7 лет. В этом возрасте ребенок еще не понимает происходящего, его легче запугать, склонить к тому, чтобы он никому не говорил том, что произошло (то есть заключить договор молчания). Также совершивший насилие взрослый надеется, что в этом возрасте ребенок еще не сможет словами описать произошедшее. Поскольку фантазии ребенка зачастую смешаны с реальностью, то, вероятно, его рассказу не поверят, даже если он что-то об этом и расскажет.

Сексуальному насилию в возрасте до 14 лет обычно подвергаются 20-30% девочек и 10% мальчиков. В 75% случаев насильники знакомы детям. И только 25% насильников — совершенно незнакомые люди. В 45% случаев насильником является родственник, в 30% — более дальний знакомый (друг брата, любовник матери или бабушки). Среди родственников наиболее часто насилие совершается отцом, отчимом, опекуном, реже — братом или дядей (Черепанова Е. М.,1996).

Социальная реклама призывает не красть у малышей лучшее время их жизни — детство. Серия принтов, по ссылке adme.ru сообщает: очень часто ребенка совращает кто-то хорошо ему знакомый. На самих принтах — «детских рисунках» — это сообщение раскрывается еще полнее: солнечный день, прогулка с семьей и знакомым дядей. Степень знакомства с дядей выдают недвусмысленные «детали» его изображения.


Существенная часть родителей, применивших сексуальное насилие к своим детям, сами пережили в детстве сексуальное злоупотребление. Это создало инцестную модель поведения, согласно которой допускается использование детей в качестве сексуального партнера (Green, 1995). Считается, что насильники принадлежат к людям старшего возраста. Однако обычно это люди моложе 40 лет, 50% из них становятся насильниками в 30 лет. Также существует мнение, что сексуальное насилие над ребенком способен совершить только психически больной человек, однако лишь 5% из них страдает психическими расстройствами или нарушениями поведения и влечений. Таким образом, напрашивается вывод, что насильник живет среди нас, чаще всего ведет обычный образ жизни и оказывается именно тем, кому доверяют ребенка: отец, отчим, родственники, друзья, или тем, кто в силу профессиональных обязанностей призван общаться с ним и защищать его: врач, учитель, воспитатель, тренер, священники т. д.

Те родители, которые не применяют насилия, но и не могут защитить своих детей от насилия другого родителя, также формируют в ребенке модель беспомощного родителя. Именно матери, имеющие травматичный опыт детства, не в состоянии защитить детей от сексуального насилия своего партнера по той причине, что отождествляют себя со своей матерью, которая не заботилась о них и не защищала.

Когда такая мать узнает об инцесте, ее мир рушится, и поэтому она старается вытеснить очевидные вещи, умудряется не замечать происходящего бессознательно. Ребенок же расценивает подобное поведение матери - невмешательство, пассивность, - как предательство с ее стороны и не прощает этого. Поэтому сначала мать теряет мужа, а затем и ребенка.

Агенство Tonga Workroom обращает внимание на то, что действующих лиц, увы, часто трое. Умалчивание или нежелание видеть тот кошмар, который творится под носом человека - это содействие. Неважно, мать вы насилуемого ребенка или простой обыватель. Копилайн: If you pretend to not see it, you could be a paedophile too (Если вы предпочитаете не видеть этого, вы тоже можете стать педофилом).


Сам же насильник должен оказать на ребенка такое давление, чтобы тот ни при каких обстоятельствах не раскрыл тайны происходящего. В подавляющем большинстве случаев это удается. Дети могут быть запуганы как угрозами физической расправы, так и моральной угрозой стать причиной бед и несчастий, вплоть до разрушения семьи. При инцесте ситуация разворачивается особенно трагично, т. к. весь ужас в том, что жертва боится потерять любовь человека, который ее насилует. Один из самых запрещенных приемов — это угроза: «Тебя не будет любить мама, папу посадят в тюрьму и т. п.». Ребенок оказывается перед выбором между наказанием (утратой) и «наградой» за секс. Обычно фаза секретности длится долго, иногда до нескольких лет.

Иногда факты насилия обнаруживаются случайно. Причиной такого раскрытия может стать случайный свидетель (третье лицо), иногда — раны и повреждения на теле, не соответствующие объяснениям ребенка; венерические заболевания; беременность, обнаружение следов спермы в анализах ребенка и т. д. В этом случае ни насильник, ни жертва не готовы к раскрытию. И, как это ни парадоксально, жертва может отреагировать негативно на попытки изменить ситуацию и оказать ей помощь. В большинстве случаев в силу психологических механизмов у жертв сексуального насилия в семье формируется искаженное представление о смысле, ценности и нормах сексуальных отношений.



Установить факт сексуального насилия значительно труднее, чем физического, поскольку раскрытию семейной тайны препятствуют чувство вины, стыда и страха, испытываемые ребенком и другими членами семьи, которые знают о случившемся. Ребенку часто кажется, что, рассказав об этом психологу, он предаст отца или мать. Кроме того, - слишком велика душевная боль, и дети боятся своего подавленного гнева, связанного с переработкой стресса. Они опасаются, что если начнут рассказывать, то гнев усилится и они потеряют контроль над собой и своими чувствами. К тому же их всегда преследует страх, что тот, кому они расскажут, отвергнет их, почувствовав отвращение.

Ребенок часто вытесняет, отказывается от воспоминаний, поскольку они слишком мучительны и потому что лишь так он сможет жить нормально. Таков механизм диссоциации травматического опыта, и это тоже одна из причин, по которой дети не рассказывают о насилии. Иногда происходит стигматизация: ребенок чувствует себя ущербным, и сам несет ответственность за произошедшее, в результате чего возникают стыд, чувство вины и заниженная самооценка.

Переживший насилие ребенок обычно имеет поразительные для этого возраста знания о сексуальной жизни. Соблазняющее поведение по отношению к противоположному полу и взрослым. Сексуальные действия с другими детьми, сексуальные игры, имитация полового акта с характерными стонами и движениями. Это нарушение сексуального развития: ребенок учится использовать сексуальное поведение для удовлетворения различных несексуальных нужд, в результате чего может наблюдаться ненормальная и прежде временная сексуальная активность, неясная сексуальная идентификация и сексуальное возбуждение с отклонениями.

Зачастую такое "испорченное" сексуальное поведение не встречает понимания у окружающих и осуждается ими. Чтобы предотвратить подобное, нужно иметь представление о последствиях сексуального насилия для его жертв и о том, какую тактику они применяют для того, чтобы выжить. К примеру, если над ребенком надругался отец, это может привести к тому, что ребенок в ответ на внимание и любовь, проявленные к нему, может отреагировать только показав сексуально "испорченное" поведение и что ребенок не знает, каким другим образом он может заслужить внимание и любовь.

Но есть дети, которые демонстрируют совершенно другое поведение - они научились вести себя как можно более незаметно, чтобы предотвратить (насколько это возможно) повторение сексуального насилия. Они избегают людей, часто их присутствие почти незаметно. У них возникают большие проблемы с интимностью и сексуальностью, а следовательно, и с вступлением в отношения с окружающими и с поддерживанием их.

Существует много "тактик на выживание", возникающих вследствие сексуального насилия, к примеру, отказ от пищи (anorexia nervosa) или, наоборот, поедание пищи в больших количествах, причинение себе боли. Представление о стратегии, используемой жертвой, может многое прояснить для социального работника.

Невозможно выдать четкие и быстрые правила того, как можно распознать насилие. Каждая ситуация является уникальной, и каждый ребенок ищет свои способы справиться с насилием, а также свой собственный способ рассказать о случившемся.

Дети не всегда знают слова, чтобы ясно объяснить, что именно с ними происходит. Они могут пытаться рассказать, например, говоря: «Я его не люблю», «Он противный», «Он странно себя ведет». Такие заявления часто неправильно понимают и игнорируют. В своей книге «Оставаясь в безопасности» Мишель Эллиот приводит один подобный пример: «Одна маленькая девочка говорила своей матери, что ее дядя дразнит ее, и ей это не нравится. Мать каждый раз отвечала, что всех дразнят, так что лучше ей к этому привыкнуть. Ребенок очень расстраивался, но больше она ничего не говорила. Несколько месяцев спустя у девочки выявили гонорею горла. Ее дядя говорил, что это он ее «дразнит», а она была слишком маленькой, чтобы что-то понимать».

Уделяйте больше внимания своим детям! — говорит постер, выполненный О&M Chennai. Не всегда признаки сексуальных домогательств в отношении детей очень заметны. Родители должны уделять больше внимания детям, чтобы предотвратить появление этих признаков. Текст на постере: «Mама не видит, как дядя Джон приходит в наш дом. Он любит играть в игру, от которой мне больно. Так что я делаю больно моей кукле. Мама перестала покупать мне куклы. Теперь мама ничего не замечает».


Стоит обратить на любые изменения в поведении ребенка:

- Частое и/или болезненное мочеиспускание.
- Боли и спазмы в животе.
- Синяки, особенно вокруг гениталий.
- Недержание мочи или мочеиспускание ночью.
- Хронические пищевые расстройства, анорексия.
- Попытки самоубийства.
- Членовредительство.
- Плохое отношение к себе, отказ заботиться о себе.
- Ночные кошмары, бессонница.
- Панические атаки.
- Навязчивое мытье, одержимость чистотой.
- Отказ говорить (элективная немота).
- Неожиданные изменения в поведении.
- Побеги из дома.
- Школьные прогулы.
- Страх мужчин или конкретного мужчины.
- Ухудшение успеваемости.
- Регрессия к более раннему поведению.
- Засыпание в школе.
- Несвойственное ребенку поведение, которое можно воспринять как сексуальное.
- Неадекватные возрасту или слишком детальные знания о сексе, проявляющиеся в играх, разговорах, рисунках.
- Рисунки с деталями, символами, связанными с сексом.
- Сопротивление физическому осмотру.
- Боязнь конкретного человека или страх остаться один на один с конкретным человеком.

Дополнительная трудность в том, что некоторые из этих признаков характерны для любых детей, испытывающих стресс. А некоторые дети, подвергавшиеся насилию, не проявляют ни одного из этих тревожных симптомов и успешно скрывают то, что с ними произошло. Поэтому очень важно помнить, что если мы имеем дело с ребенком, переживающим сильный стресс, мы должны помнить о возможности сексуального насилия. Детям очень трудно открыто говорить о сексуальном насилии.

Профессионалы, работающие в любом качестве с домашним насилием, должны пройти обучение по определению признаков сексуального насилия над детьми. В качестве методического подхода при работе с детьми, перенесшими сексуальное насилие, до недавнего времени использовалось наблюдение за игрой детей с анатомически точными куклами и интерпретация детских рисунков на свободную тему. (Boat M.D. and Everson B.W., 1988; Kendall-Tackett K.A. and Watson M.W., 1992).

Владимир Путин пригрозил уволить чиновников, подавшихся в академики

Но Рамзану Кадырову не грозит отставка из-за звания почетного академика Российской академии естественных наук (РАЕН). Кадыров получил его в 2006 году за деятельность по восстановлению мира в Чечне. Что за конторка РАЕН понятно всем, но никому не понятно, какое отношение мир в Чечне имеет к естественным наукам. На фото академик Кадыров.

Папа Франциск наделил всех католических священников правом прощать грех аборта

Папа Франциск в понедельник, 21 ноября, наделил всех католических священников правом прощать грех аборта — один из тяжелейших грехов, согласно учению Римско-католической церкви. Раньше такое право было только у епископов и главных духовников.
«Конец Года милосердия не означает окончания милосердия», — сказал папа римский.
Об этом решении Франциск написал в апостольском послании, посвященном завершению в воскресенье Юбилейного года, проводимого раз в 25 или в 50 лет. В течение этого периода Римская католическая церковь допускает особые условия прощения грехов, и на этот раз папа позволил священникам прощать прерывание беременности. Теперь это право за ними закреплено.
В послании подчеркивается, что «аборт является смертельным грехом, так как прерывает невинную жизнь», но, как пишет папа, «нет такого греха, которого бы не смогла коснуться и простить милость Божья».
В воскресенье, 20 ноября, Патриарх Кирилл сравнил бесплатные аборты с помощью наркоманам и выступил за вывод бесплатных абортов из системы обязательного медицинского страхования.
«Настало время, когда мы должны очень серьезно все вместе работать для того, чтобы радикально уменьшилось количество абортов», — сказал патриарх.
В сентября патриарх Кирилл подписал обращение о запрете абортов, которое подготовили члены общероссийского общественного движения «За жизнь» и движения «Православные добровольцы». Они предложили официально признать за зачатым ребенком «статус человеческого существа, жизнь, здоровье и благополучие которого должны быть защищены законом» и запретить хирургические и медикаментозные прерывания беременности, а также противозачаточные средства с абортивным действием.
Запрет на аборты также поддерживают детский омбудсмен Анна Кузнецова и сенатор Елена Мизулина.
Ранее министр здравоохранения Вероника Скворцова назвала угрозой для здоровья женщин вывод абортов из системы обязательного медицинского страхования.