December 23rd, 2016

Биография мошенника-сектоведа Александра Дворкина

Оригинал взят у oleglurie_new в Главный сектовед России - фальшивый профессор из США


Вся жизнь – борьба. А если врага нет, то его придумывают. Именно так поступают те, для кого сам процесс имитации борьбы принципиально важней победы, которой по сути быть не может, в связи с отсутствием реального врага. Это я о человеке, прибывшем в Россию из Соединённых Штатов Америки, с великой целью – для уничтожения всяческих страшных сект, которых, по его мнению, в Российской Федерации, как собак нерезаных. Куда ни плюнь, попадешь в секту. Вот он по велению Высших Сил и прибыл для уничтожения. Чистильщик такой.

Речь идет о бывшем сотруднике радиостанций «Голос Америки», «Радио Свобода», финансируемых Госдепом США, гражданине США Александре Леонидовиче Дворкине, именующем себя ни много ни мало настоящим профессором и ныне возглавляющим «Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ». Неплохо? Правда же? И еще. Именно Александр Дворкин, по мнению, его команды, является самым главным в стране (имеется в виду Россия, а не США) борцом с религиозными сектами, и заодно президентом общественных организаций «Российская ассоциация центров изучения религий и сект» (РАЦИРС) и «Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского» (ЦРИ).

Collapse )







Оксана БРОВАЧ. Белорусская врач в Африке: «Когда получила первую зарплату, плакала»

Акушер-гинеколог из Бреста рассказывает о том, как рожают африканские женщины и что заставило ее переехать в другое полушарие планеты - в Анголу
Белоруску в Африке называют ангелом.
- Я хотела быть кинозвездой. Пошла в художественно-театральное училище в Минске, но на экзаменах поняла, что это не мое. Не могу так перестраиваться, превращаться из одного человека в другого. Так поступила в медучилище, потом закончила медуниверситет, а в 45 лет снова пошла учиться в клиническую ординатуру, чтобы получить высшую категорию.
Елена Викторович, акушер-гинеколог из Бреста, и правда хорошо бы смотрелась в кино - улыбчивая блондинка с сияющими голубыми глазами, очень красивая женщина. В Беларуси она за 20 лет работы прошла путь от сельского врача до районного акушера-гинеколога.
Ангола знаменита месторождениями алмазов.
- Я считаю, что красивее беременной женщины нет никого на свете. Это сейчас проводят всякие школы для мам. А когда я начинала, женщины понятия не имели, как рожать. Никто не рассказывал, как дышать, как вести себя, как расслабляться. И в этих муках получается такой красивый взрыв эмоций - рождается ребенок. Женщина сразу оживает, когда слышит первый крик – это новая жизнь, чудо! И я приложила к этому руку! А когда ребенок не дышит, начинаешь реанимировать. И вот он вдохнул, задышал, и ты знаешь, что это твоя заслуга, ты вовремя помог, и он остался жив…
Правда, после 20 лет врачебной практики в белорусских медучреждениях доктор поняла, что одним энтузиазмом сыт не будешь. Хотелось, чтобы любовь к работе соответственно вознаграждалась.
ГОД РАБОТЫ В АФРИКЕ - ЭТО 10 ЛЕТ РАБОТЫ ДОМА
- У меня было три работы: в роддоме Бреста, в железнодорожной больнице и в Центре профилактики СПИДа - вела прием и делала УЗИ. Я тогда купила квартиру под огромные проценты, и так получилось, что должна была выплачивать 500 долларов в месяц – весь свой заработок. Старшая дочь университет закончила, а младшую нужно было еще выучить. С мужем в разводе. Еще и ремонт надо сделать. Материальный вопрос встал очень остро, - вспоминает врач.
Елена Викторович заинтересовалась работой за границей. Поначалу, говорит, ей было просто любопытно узнать, как лечат в других странах. А потом поняла, что это шанс спасти семью от финансового краха. Знакомые рекомендовали поехать в Анголу, сказали, там уже работают врачи из Украины, России и Беларуси. Трудоустройством медиков занимается российская фирма. Энергичная врач рискнула: связалась с этой фирмой и через полгода после того, как узнала о такой возможности, уехала в Африку. Уже семь лет – с 2009 года - доктор работает в клинике горнодобывающей компании «Катока». Это предприятие - один из мировых лидеров по производству алмазов. Оно находится в тысяче километров от Луанды, столицы Анголы.
- Ожидания от переезда на другой край света оправдались?
- Я приехала в Анголу 1 декабря, а 25-го уже дали декабрьскую зарплату. Я ничего еще не делала: днем ходила по кабинетам, ночами учила португальский. Мне дали три месяца на изучение языка и подтверждение диплома. В Бресте все, что зарабатывала, я отдавала на кредит. Здесь мне выплатили чистый оклад врача - и он оказался в пять раз больше моего белорусского заработка на трех работах. Я стала считать: год работы в Анголе - это 10 лет работы дома, два года - 20 лет... Я так плакала! Мне так за родину стало обидно!
«НЕ ТРОГАЙТЕ МОЕГО РЕБЕНКА»
- Белорусские беременные отличаются от ангольских? Как рожают в Африке?
- Роды редко проходят в клинике, там в 80% случаев практикуют роды на дому. Им дешевле вызвать врача, чем платить за клинику. Рожают они самостоятельно, мужчин с того времени, как начинаются схватки, нет. Они уходят за деревню, в саванну - нет их! И только когда они услышат пение и пляски, приходят. Значит, родился ребенок. И еще у них так: солнце не должно дважды заходить над женщиной, которая в родах. Если проходят сутки, а женщина не родила - вызывают доктора. Вот я и езжу на ЧП и катастрофы, - смеется врач. - Женщина просит не дотрагиваться до ребенка, если я просто присутствую при родах. Она сама перевязывает, перегрызает пуповину, берет ребенка, кладет его на живот... «Это мой ребенок, мои бактерии - не трогайте его». Потом убрала все за собой, встала на колени, поцеловала мне ноги и ушла - так у них принято. Я все время задумываюсь: ведь точно так же наши прабабушки рожали! И никто не теряет сознание, не кричит от боли. Ну да, стонут, как все женщины, но истерик, как у нас в роддомах, не бывает.
И еще у них так принято: если женщина беременеет, они с мужем не живут половой жизнью, это запрещено и религией, и обычаями. Мужчина рядышком строит новую хижину, берет себе новую жену… Так и живут. Сколько сможешь женщин обеспечить, столько берешь. Они христиане, но у них разрешено многоженство. Много лет была война, она забрала мужчин. Анголане знают, что им надо расплодиться и восполнить население.
- Как там развита медицина?
- Я работаю в клинике, которая обслуживает только семьи сотрудников «Катоки». В ней самое современное оборудование, медикаменты совсем другие - европейские, бразильские. В Луанде есть клиники от красного креста, но они, конечно, не так обеспечены.
В Анголе я заметила, что там действенны простейшие антибиотики! Там никто не лечит простую инфекцию по 10 - 15 дней. Приходит больной, ты даешь ему максимальную терапевтическую дозу сегодня, завтра - поддерживающую, а послезавтра он здоров. У меня есть больные со СПИДом, с туберкулезом, гепатитом - после 16 лет войны в Анголе много социальных болезней. Только там я впервые за свою врачебную практику увидела прямое переливание крови. И еще там нет санстанции! Их никто не контролирует, но после операций ни у кого нет абсцессов.
ТАМ ПОЗИТИВНО МЫСЛЯТ
- Как вас приняли в чужой стране? Вы быстро привыкли к другой культуре?
- Анголане называют меня ангелом - я белая, да еще и светловолосая. Там очень уважительное отношение к врачам. Меня даже в Луанде узнают. Приезжаю в банк, а они: «Доторэ, доторэ!» («Доктор, доктор». - Ред.).
Что было удивительно - там ничего не откладывают впрок. Закатки, как у нас, в Анголе не делают. Захотелось - пошли в саванну, набрали фруктов, поели и забыли. Завтра опять сходим. Может, на километр дальше пройдемся, зато ходить полезно для здоровья. Там позитивно мыслят!
Еще мне понравилось, как они относятся к смерти близких. По ангольским законам дается 8 дней отпуска только для того, чтобы человек вышел из стресса, не плакал на работе, а улыбался и занимался своим делом.
В Анголе не просто солнечно, там солнечные люди. Они всегда улыбаются! Этому я у них научилась. Там обязательно нужно обнимашки устраивать - два раза наклоняться щечками друг к другу. Все так делают, знакомые и незнакомые. За день каждый здоровается три раза. «Бон дие» - это значит пожелать доброго утра, «буа тарде» - доброго дня, «буа нойте» - доброй ночи. Невозможно не улыбаться, когда здороваешься третий раз за день!
- По дому не скучаете?
- Я пару раз в год приезжаю домой. Со всеми повидалась – и хочется обратно! Тут все несчастные, плачутся, смотрят в землю, все серое… Там у меня другая жизнь!
Елена дразнит дочерей фотографиями свежих фруктов - в Анголе они в изобилии круглый год.
Очень много времени появилось для самообразования - мне теперь доступны португальские сайты и бразильская медицина. Я столько всего изучила! Бегаю, хожу в тренажерный зал, участвую во всех конкурсах в клинике. Дочкам каждый день присылаю фотографии или показываю в «скайпе», как я живу. Смеются, что я то танцую, то пою, а иногда говорят, мол, покажи нам солнце, у нас тут плохая погода. Я там живу такой полной жизнью - мне времени в сутках не хватает! Если и есть рай на земле, то он там, в Африке.http://www.kp.by/daily/26622/3640299/

Обещала написать о «Даме Пик» Павла Лунгина, привезенной им на Международный конгресс

"Русская словесность в мировом культурном контексте". Режиссёр Лунгин выдающийся, «Свадьбу» засмотрела до дыр и потому расстроена новой работой. Скоротать вечерок можно, снято отлично, смонтировано ритмично, голоса отменные, прорва мишуры и картинок, но внутри полная лажа. Потому, что нельзя обращаться к одной адресной группе на языке другой. Тем, кому интересно про оперу, скучно про отработанные в кино штампы из жизни криминала. Кроме того, тем, кому интересно про оперу, помнят, в каком возрасте у мальчиков мутирует голос, и что стресс может стать причиной несмыкания связок, но уж никак не сказочного смыкания. А ещё они в курсе того, что на ведущие партии не то, что в филиале Большого, но даже в филиале самого занюханного театра, человек может рассчитывать только после музучилища и высшего музобразования. И даже если поверить, что в связки человека ударила шаровая молния, обрушив на героя «изрядный голосовой материал» без школы его не возьмут петь никуда, кроме кабака. Но Павел Лунгин настойчиво снимает об оперном, как о ПТУшном представителе шоу-бизнеса, который может пить, истерить, играть, тусовать с бандитами, вместо того, чтоб ежедневно пахать на репетициях, заниматься с педагогами, ежесекундно следить за переохлаждением и каждым облачком на небе. Эрогенная зона оперного – «быть в голосе», а его работа по нагрузке приравнивается к труду шахтера. И потому, как говорил мой бывший муж, поработавший много где, включая Большой : «Певец - это режим». Тем более речь в фильме о довольно высоком баритоне, который должен обращаться с голосовым аппаратом как хрустальной вазой; а вовсе не о басе, психофизика которого намного прочнее. Это представителю шоу-бизнеса режим не обязателен - за него споёт либо фанера, либо микрофон; он может тусовать хоть с бандитами, хоть с убийцами, петь хоть с инфарктом, хоть с циррозом печени. Не менее смешна история того, как западная дива падает сверху на Большой театр - а именно его филиал снят в фильме без всяких прикрас - и командует им как штатом собственных домработниц, да ещё распределяет главные партии! Героиня Ксении Раппопорт явно вышла из американского мультика, и при всей красоте и яркости актрисы не обросла по дороге ни какими человеческими красками, изображает разрушенную игроманку и даже притащила из этого мультфильма кукол имени самой себя. Опять-таки, оперные дивы - идеально здоровы психически, потому, что «выпевают» все свои неврозы и делают это гормонами. А некрофилические изыски на тему коллекции кукол слизаны с какой-то другой профессии и какого-то другого диагноза. Да и байка про то, как злыдня лишила сестру голоса, вынудив спеть выше её возможностей, смешна не меньше, чем обретение голоса в проруби. И не меньше, чем общая кровеносная система оперного караса с криминалом, чего не было даже в девяностые. Но режиссёр вошёл в раж и уже не знает, что нагородить, как в компьютерной игре-стрелялке, где следующий уровень должен быть кровожадней предыдущего. Деньги проиграл - мало; сонную артерию перерезал - мало; в русскую рулетку выиграл - мало, надо ещё увезти раба на Кавказ. Как говорила Гелла Бегемоту : «- Ты еще винограду сверху положи…» Но при всём этом нагромождении с виноградом артистам играть нечего, потому, что сценаристам плевать на артистов, проще и слаще загромождать экран криминальными ужастиками. В результате дива как приехала с суженной эмоциональной сферой, так с ней и вышла на поклон к концу фильма. Лиза как с первых нот вякала против, но тут же давала обратный ход, так и доползла до финала. А Герман, как метался и шизовал в поисках выхода на уровень выше, так и дометался. То есть, фильм не подарил ни одного художественного открытия, при том, что для его создания изнасилован такой богатый материал как опера «Чайковского». Но любую творческую неудачу теперь называют новой манерой, символизмом, постмодернизмом и т.д., и режиссёр уверяет, что снимал вовсе не про оперный мир, а про людей, при том, что людей в фильме не создано в принципе. Одни коллекционные куклы.