September 11th, 2020

Сколько выдержит сердце

Про Тамару и Максима несколько новостей. Плохих и хороших, как это бывает.
Начну с плохих, и они связаны с прогрессивностью болезни.
Хотя о какой "прогрессии" можно говорить, когда речь о четвертой стадии и метастазах почти по всему телу.
Тамара несколько недель не могла есть, чуть что - рвота. Еле подобрали лекарства.
Начались сильные отеки в разных частях тела. На одной из фотографий видно, что одна рука стала больше второй в два раза, и это за одну неделю. Нога начала отказывать.



Collapse )
гейша

"Помириться с насильником". Казахстанцы возмущены ток-шоу на "31 канале"

Авторы передачи от комментариев отказываются.
Ток-шоу под названием "Кел, татуласайық!" на "31 канале" вызвало возмущение у казахстанцев, передает корреспондент BaigeNews.kz.

Руководитель движения "НеМолчи" Дина Смаилова на своей страничке в Facebook потребовала привлечь к ответственности авторов передачи за пропаганду насилия, дискриминации прав женщин и детей. В одной из выпусков "Кел, татуласайық!" показали 18-летнюю девушку по имени Кызгалдак, которая в подростковом возрасте стала жертвой группового изнасилования, после чего она забеременела и родила.

В ток-шоу ее попытались примирить с одним из насильников, который якобы является отцом ее ребенка. Однако встреча, которую пытались организовать авторы передачи, не состоялась. Зрители ток-шоу разделились на два лагеря: одни поддержали Кызгалдак, другие заявили, что она "опозорила весь аул".

После выхода в эфир передача встретила негативную реакцию общественности. Разгорелась жаркая дискуссия. Пользователи возмутились тем, что авторы шоу обесценивают травму насилия.
Collapse )

Автор "Лолиты" эпохи #MeToo" о новой этике, цензуре и войне с бумерами



Роман британской писательницы с русскими корнями Софки Зиновьефф "Патни" многие назвали "Лолитой эпохи #MeToo". В нем рассказывается об отношениях 13-летней девочки и мужчины, который намного старше нее, в 1970-е годы. Через несколько десятилетий героиня воспринимает те события уже не как романтическое приключение, а как совращение.

Сюжет романа мог бы стать одним из эпизодов кампании #MeToo, затронувшей многих немолодых и влиятельных мужчин из-за действий, которые еще в недавнем прошлом если и не приветствовались, то уж точно не наказывались.

Издатели романа брались за него с опаской, и больше всего редакторов пугала возможная негативная реакция со стороны их молодых коллег, а также яростных сторонников движений #MeToo и #BlackLivesMatter в социальных сетях. Их гнева недавно не избежала даже столь популярная среди миллениалов писательница, как Джоан Роулинг, и все из-за нескольких высказываний в "Твиттере", которые были восприняты не иначе как трансфобные.

Впрочем, история с публикацией романа и боязнью издателей связываться с этой темой тоже вполне вписывается в новую реальность и то, что многими, уже воспринимается как столкновение поколений.

Журналист Би-би-си Олег Антоненко поговорил с Софкой Зиновьефф об изменениях этических границ, новой цензуре, "культуре отмены" и революции миллениалов против бумеров.

Би-би-си: Насколько я знаю, с изданием вашей книги были проблемы, так что сравнение с произведением Набокова уместно не только с точки зрения сюжета?

Collapse )