arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Categories:

Мужчины-жертвы и женский крест

Оригинал взят у nasta_sonejka Моя новая статья для Радыё свабода. По катом - перевод на русский с белорусского. Вот здесь - оригинал.
История, которая вдохновила меня на написание этого текста, происходит не в Беларуси, а в России, но очень активно обсуждается в том числе беларусками и беларусами. История трагическая и, боюсь, безнадежная. В Казани от инсульта умерла женщина, и ее двухлетний парализованный сын Марк, у которого тяжелая форма ДЦП, попал в детский дом, потому что отец не хочет за ним ухаживать. Волонтеры ищут способы оставить ребенка в семье, они готовы найти сиделку с проживанием, уже создано сообщество "дежурных мам", но сам отец не проявляет большой заинтересованности в том, чтобы мальчик жил дома.
Общество очень по-разному оценивает одни и те же действия, если их делают разные люди. Мать, которая самостоятельно воспитывает ребенка, не воспринимается социумом как женщина, которая преодолевает трудности и делает что-то чрезвычайное. В абсолютном большинстве случаев ребенок после развода остается с матерью, и это озвучивается как проблема разве только в антифеминистских текстах. В то же время интернет полнится статьями о том, как успевать работать в декрете, как успевать держать квартиру в порядке, имея ребенка, и за счет чего можно (или нужно?) выкраивать время на маникюр. По умолчанию считается, что женщина может все, и что это - просто.
Если же речь заходит о мужчине, то даже равнозначное с бывшей женой участие в воспитании ребенка после развода рассматривается как геройство. Бабушка недавно рассказывала мне про своего бывшего соседа, который после смерти жены не бросил дочь, а "растил ее, как умел, и даже супы научился варить". Этот мужчина в ее глазах - настоящий герой, который сделал на самом-то деле абсолютно естественный поступок - стал выполнять свои родительские обязанности. Девочка была здоровой, условно успешной и не требовала каких-то особых усилий, кроме тех, что требует среднестатистическое ребенок. То есть мужчина стал жить жизнью, которой живут тысячи белорусских женщин, и которая не считается в большинстве случаев чем-то необычным.
Есть очень правильное выражение, которое почему-то нередко воспринимают как шутку: "когда мать сидит с ребенком три года, то она ничего не делает, а если отец сидит с ребенком пятнадцать минут, то он невероятно устает". Для того, чтобы проблема стала заметной, она должна стать мужской. Статья российского журналиста Романа Супера о том, как он остался один на месяц с шестимесячным сыном, стал в свое время невероятно популярной. Сотни, если не тысячи комментаторов на различных сайтах умилялись тем, как за 30 дней самостоятельного пребывания со своим ребенком мужчина понял, что "сидеть с ребенком" - работа без выходных и взвыл от невыносимости дня сурка. Редкие каментаторки замечали, что всеобщее умиление не совсем понятно, но им зачастую в резкой форме говорили об отсутствии чувства юмора и, конечно, о том, что "мужика у тебя нормального не было". Под нормальным имелся в виду, конечно, такой как Роман, который может однажды согласиться побыть со своим ребенком больше, чем пятнадцать минут.
Если в семье случается беда, весь фокус внимания оказывается на женщинах, которые по умолчанию должны ухаживать больных детей и собственных родителей, а нередко и родителей мужа. В истории с парализованным мальчиком и его отцом, который не хочет жертвовать привычным образом жизни, волонтер посчитала нужным заметить в статье, что ухаживать за мальчиком отказалась бабушка и ... жена дяди. И что "сидеть с больным ребенком отец, конечно, не сможет - на этот способна только мать". Сам дядя Марка, как можно догадаться, в статье не упоминается.
Не существует точной статистики, которая бы демонстрировала, какой процент мужчин и женщин уходят из семьи, когда у жены/мужа или ребенка обнаруживается онкологическое заболевание либо случаются другие серьезные проблемы со здоровьем, которые вынуждают изменять образ жизни на долгое время или даже навсегда. Но даже та информация о семьях с больными раком детьми, которая есть в открытом доступе, позволяет сформировать определенную картину. И эта картина предсказуема и очень неприятная - женщины лечат, а мужчины уходят.
Безусловно, бывает иначе. Но как относится общество к тем, кто уходит? Мужчин часто описывают как жертв обстоятельств и говорят, что надо быть милостивыми и понимать - не все способны на геройства. Но стоит уйти женщине, как ее назовут неполноценной, лишенной материнского инстинкта (которого у людей не существует, как и каких-либо других инстинктов), если речь идет о брошенном ребёнке, и меркантильной и бессердечной, если брошенным оказался больной муж. И оказывается, что женщина, которая смотрит больных родных, не совершает геройство, а несет свой крест, от которого, безусловно, нельзя отказаться.
Я не знаю, как сложится дальнейшая судьба отца Марка, но если он не изменит решение, то самого Марка ожидает относительно быстрая и очень болезненная смерть в детском доме. Если бы у Марка был выбор, он выбрал бы своим отцом героя, который не бросил бы. Но, как говорится, не сложилось.</i></div>
Tags: Мария Арбатова - "Центр помощи женщинам"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments