arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Иркутск-Улан-Удэ

Разъезжая по планете, я выступаю везде, где есть русскоязычные. Чаще за большие деньги, реже бесплатно. И потому черкнула литинститутскому «однокорытнику» - поэту Амарсане Улзытуеву, что бесплатно выступлю в Улан-Удэ; и получила приглашение от директора Национальной библиотеки Республики Бурятия Людмилы Гармаевой. Но тут нарисовалась проблемная тётка, не знакомая с субординацией, и стала наигрывать борьбу Эллочки Людоедки с Вандербильдихой. Ко мне в интернете ежедневно лезут стада проблемных, ведущих себя в предпенсионном и пенсионном возрасте как трудные подростки, и я спасаюсь банном. Спаслась банном и тут, забанив проблемную тётку вместе с Национальной библиотекой Бурятии, в которой она трудится. Но со всех сторон стали слать отражение крошечной фейсбучной перепалки в местной прессе, и это поразило. Вместо того, чтоб посоветовать проблемной тётке бегом бежать к психоаналитику, пресса стала надувать интригу между мной и неперсонализованной ею (мало ли в Бразилии Педров?). И это показалось мне более провинциальным и профнепригодным, чем сама тётка. Особенно развлекло обсуждение того, что сотрудница коммуникационного сервиса недовольна моей позицией по закону Димы Яковлева и тем, что я против торговли сиротами. С таким же успехом пресса могла опросить сотрудницу клинингового сервиса, и услышала бы, что она недовольна моей позицией по закону о пропаганде гомосексуализма. Но я предлагала выступить перед читателями, а не перед сервисными службами библиотеки, и этого не поняла не только проблемная тётка, но и улан-удэнская пресса. В Германии обожают СМИ, и каждая деревня имеет бумажную газетенку или сайт, я как-то спросила одного такого «главного редактора» (в миру фермера), о чём пишет? Он пожаловался, мол, хорошо, когда у кого опоросится порося - можно взять интервью и разместить фотку. Ещё лучше, если умер уважаемый земляк. Но, когда вовсе нет новостей, приходится писать, что автомобиль Ганса сбил курицу Фрица, и этот аморальный поступок противоречит нормам жизни деревни. А меж тем, улан-удэнской прессе ещё как есть о чём писать. Например, о состоянии набережной, или о том, что, приезжая в город на поезде, выйти с платформы может только человек с разрядом по альпинизму. Или что здание реабилитационного центр Светланы Будашкаевой «Здоровье Бурятии» находится в аварийном состоянии, балки падают на голову, а дождь идёт прямо в помещении и т.д.. Об этом ещё напишу, поскольку именно Светлана Будашкаева взяли вместе с Амарсаной Улзытуевым мою поездку под ключ. И не только заставили встретиться с читателями, но приоткрыли мне замечательный город, в котором, ей богу, есть о чём писать прессе.
Продолжение следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments