arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Categories:

Сексуальное насилие над детьми

Оригинал взят у radulova в Сексуальное насилие над детьми: причины, признаки.
Сексуальное насилие над детьми стало бичом современного общества. В последние 15-20 лет медицинская общественность узнала о грандиозных размерах сексуального злоупотребления в отношении детей, которым могут подвергаться последние как со стороны лиц незнакомых, так и со стороны родителей и других членов семьи. Ежегодно в США имеют место от 150 000 до 200 000 случаев вновь выявленного сексуального насилия над детьми. От 10% до 30% взрослых женщин в Великобритании были жертвами сексуального насилия в детстве, причем только в 25% случаев посягатель был неизвестен ребенку (Ashurst P., Hall Z., 1991).

Обычно жертвами сексуального порочного отношения являются дети моложе 12 лет, но наиболее часто ими становятся в возрасте 3-7 лет. В этом возрасте ребенок еще не понимает происходящего, его легче запугать, склонить к тому, чтобы он никому не говорил том, что произошло (то есть заключить договор молчания). Также совершивший насилие взрослый надеется, что в этом возрасте ребенок еще не сможет словами описать произошедшее. Поскольку фантазии ребенка зачастую смешаны с реальностью, то, вероятно, его рассказу не поверят, даже если он что-то об этом и расскажет.

Сексуальному насилию в возрасте до 14 лет обычно подвергаются 20-30% девочек и 10% мальчиков. В 75% случаев насильники знакомы детям. И только 25% насильников — совершенно незнакомые люди. В 45% случаев насильником является родственник, в 30% — более дальний знакомый (друг брата, любовник матери или бабушки). Среди родственников наиболее часто насилие совершается отцом, отчимом, опекуном, реже — братом или дядей (Черепанова Е. М.,1996).

Социальная реклама призывает не красть у малышей лучшее время их жизни — детство. Серия принтов, по ссылке adme.ru сообщает: очень часто ребенка совращает кто-то хорошо ему знакомый. На самих принтах — «детских рисунках» — это сообщение раскрывается еще полнее: солнечный день, прогулка с семьей и знакомым дядей. Степень знакомства с дядей выдают недвусмысленные «детали» его изображения.


Существенная часть родителей, применивших сексуальное насилие к своим детям, сами пережили в детстве сексуальное злоупотребление. Это создало инцестную модель поведения, согласно которой допускается использование детей в качестве сексуального партнера (Green, 1995). Считается, что насильники принадлежат к людям старшего возраста. Однако обычно это люди моложе 40 лет, 50% из них становятся насильниками в 30 лет. Также существует мнение, что сексуальное насилие над ребенком способен совершить только психически больной человек, однако лишь 5% из них страдает психическими расстройствами или нарушениями поведения и влечений. Таким образом, напрашивается вывод, что насильник живет среди нас, чаще всего ведет обычный образ жизни и оказывается именно тем, кому доверяют ребенка: отец, отчим, родственники, друзья, или тем, кто в силу профессиональных обязанностей призван общаться с ним и защищать его: врач, учитель, воспитатель, тренер, священники т. д.

Те родители, которые не применяют насилия, но и не могут защитить своих детей от насилия другого родителя, также формируют в ребенке модель беспомощного родителя. Именно матери, имеющие травматичный опыт детства, не в состоянии защитить детей от сексуального насилия своего партнера по той причине, что отождествляют себя со своей матерью, которая не заботилась о них и не защищала.

Когда такая мать узнает об инцесте, ее мир рушится, и поэтому она старается вытеснить очевидные вещи, умудряется не замечать происходящего бессознательно. Ребенок же расценивает подобное поведение матери - невмешательство, пассивность, - как предательство с ее стороны и не прощает этого. Поэтому сначала мать теряет мужа, а затем и ребенка.

Агенство Tonga Workroom обращает внимание на то, что действующих лиц, увы, часто трое. Умалчивание или нежелание видеть тот кошмар, который творится под носом человека - это содействие. Неважно, мать вы насилуемого ребенка или простой обыватель. Копилайн: If you pretend to not see it, you could be a paedophile too (Если вы предпочитаете не видеть этого, вы тоже можете стать педофилом).


Сам же насильник должен оказать на ребенка такое давление, чтобы тот ни при каких обстоятельствах не раскрыл тайны происходящего. В подавляющем большинстве случаев это удается. Дети могут быть запуганы как угрозами физической расправы, так и моральной угрозой стать причиной бед и несчастий, вплоть до разрушения семьи. При инцесте ситуация разворачивается особенно трагично, т. к. весь ужас в том, что жертва боится потерять любовь человека, который ее насилует. Один из самых запрещенных приемов — это угроза: «Тебя не будет любить мама, папу посадят в тюрьму и т. п.». Ребенок оказывается перед выбором между наказанием (утратой) и «наградой» за секс. Обычно фаза секретности длится долго, иногда до нескольких лет.

Иногда факты насилия обнаруживаются случайно. Причиной такого раскрытия может стать случайный свидетель (третье лицо), иногда — раны и повреждения на теле, не соответствующие объяснениям ребенка; венерические заболевания; беременность, обнаружение следов спермы в анализах ребенка и т. д. В этом случае ни насильник, ни жертва не готовы к раскрытию. И, как это ни парадоксально, жертва может отреагировать негативно на попытки изменить ситуацию и оказать ей помощь. В большинстве случаев в силу психологических механизмов у жертв сексуального насилия в семье формируется искаженное представление о смысле, ценности и нормах сексуальных отношений.



Установить факт сексуального насилия значительно труднее, чем физического, поскольку раскрытию семейной тайны препятствуют чувство вины, стыда и страха, испытываемые ребенком и другими членами семьи, которые знают о случившемся. Ребенку часто кажется, что, рассказав об этом психологу, он предаст отца или мать. Кроме того, - слишком велика душевная боль, и дети боятся своего подавленного гнева, связанного с переработкой стресса. Они опасаются, что если начнут рассказывать, то гнев усилится и они потеряют контроль над собой и своими чувствами. К тому же их всегда преследует страх, что тот, кому они расскажут, отвергнет их, почувствовав отвращение.

Ребенок часто вытесняет, отказывается от воспоминаний, поскольку они слишком мучительны и потому что лишь так он сможет жить нормально. Таков механизм диссоциации травматического опыта, и это тоже одна из причин, по которой дети не рассказывают о насилии. Иногда происходит стигматизация: ребенок чувствует себя ущербным, и сам несет ответственность за произошедшее, в результате чего возникают стыд, чувство вины и заниженная самооценка.

Переживший насилие ребенок обычно имеет поразительные для этого возраста знания о сексуальной жизни. Соблазняющее поведение по отношению к противоположному полу и взрослым. Сексуальные действия с другими детьми, сексуальные игры, имитация полового акта с характерными стонами и движениями. Это нарушение сексуального развития: ребенок учится использовать сексуальное поведение для удовлетворения различных несексуальных нужд, в результате чего может наблюдаться ненормальная и прежде временная сексуальная активность, неясная сексуальная идентификация и сексуальное возбуждение с отклонениями.

Зачастую такое "испорченное" сексуальное поведение не встречает понимания у окружающих и осуждается ими. Чтобы предотвратить подобное, нужно иметь представление о последствиях сексуального насилия для его жертв и о том, какую тактику они применяют для того, чтобы выжить. К примеру, если над ребенком надругался отец, это может привести к тому, что ребенок в ответ на внимание и любовь, проявленные к нему, может отреагировать только показав сексуально "испорченное" поведение и что ребенок не знает, каким другим образом он может заслужить внимание и любовь.

Но есть дети, которые демонстрируют совершенно другое поведение - они научились вести себя как можно более незаметно, чтобы предотвратить (насколько это возможно) повторение сексуального насилия. Они избегают людей, часто их присутствие почти незаметно. У них возникают большие проблемы с интимностью и сексуальностью, а следовательно, и с вступлением в отношения с окружающими и с поддерживанием их.

Существует много "тактик на выживание", возникающих вследствие сексуального насилия, к примеру, отказ от пищи (anorexia nervosa) или, наоборот, поедание пищи в больших количествах, причинение себе боли. Представление о стратегии, используемой жертвой, может многое прояснить для социального работника.

Невозможно выдать четкие и быстрые правила того, как можно распознать насилие. Каждая ситуация является уникальной, и каждый ребенок ищет свои способы справиться с насилием, а также свой собственный способ рассказать о случившемся.

Дети не всегда знают слова, чтобы ясно объяснить, что именно с ними происходит. Они могут пытаться рассказать, например, говоря: «Я его не люблю», «Он противный», «Он странно себя ведет». Такие заявления часто неправильно понимают и игнорируют. В своей книге «Оставаясь в безопасности» Мишель Эллиот приводит один подобный пример: «Одна маленькая девочка говорила своей матери, что ее дядя дразнит ее, и ей это не нравится. Мать каждый раз отвечала, что всех дразнят, так что лучше ей к этому привыкнуть. Ребенок очень расстраивался, но больше она ничего не говорила. Несколько месяцев спустя у девочки выявили гонорею горла. Ее дядя говорил, что это он ее «дразнит», а она была слишком маленькой, чтобы что-то понимать».

Уделяйте больше внимания своим детям! — говорит постер, выполненный О&M Chennai. Не всегда признаки сексуальных домогательств в отношении детей очень заметны. Родители должны уделять больше внимания детям, чтобы предотвратить появление этих признаков. Текст на постере: «Mама не видит, как дядя Джон приходит в наш дом. Он любит играть в игру, от которой мне больно. Так что я делаю больно моей кукле. Мама перестала покупать мне куклы. Теперь мама ничего не замечает».


Стоит обратить на любые изменения в поведении ребенка:

- Частое и/или болезненное мочеиспускание.
- Боли и спазмы в животе.
- Синяки, особенно вокруг гениталий.
- Недержание мочи или мочеиспускание ночью.
- Хронические пищевые расстройства, анорексия.
- Попытки самоубийства.
- Членовредительство.
- Плохое отношение к себе, отказ заботиться о себе.
- Ночные кошмары, бессонница.
- Панические атаки.
- Навязчивое мытье, одержимость чистотой.
- Отказ говорить (элективная немота).
- Неожиданные изменения в поведении.
- Побеги из дома.
- Школьные прогулы.
- Страх мужчин или конкретного мужчины.
- Ухудшение успеваемости.
- Регрессия к более раннему поведению.
- Засыпание в школе.
- Несвойственное ребенку поведение, которое можно воспринять как сексуальное.
- Неадекватные возрасту или слишком детальные знания о сексе, проявляющиеся в играх, разговорах, рисунках.
- Рисунки с деталями, символами, связанными с сексом.
- Сопротивление физическому осмотру.
- Боязнь конкретного человека или страх остаться один на один с конкретным человеком.

Дополнительная трудность в том, что некоторые из этих признаков характерны для любых детей, испытывающих стресс. А некоторые дети, подвергавшиеся насилию, не проявляют ни одного из этих тревожных симптомов и успешно скрывают то, что с ними произошло. Поэтому очень важно помнить, что если мы имеем дело с ребенком, переживающим сильный стресс, мы должны помнить о возможности сексуального насилия. Детям очень трудно открыто говорить о сексуальном насилии.

Профессионалы, работающие в любом качестве с домашним насилием, должны пройти обучение по определению признаков сексуального насилия над детьми. В качестве методического подхода при работе с детьми, перенесшими сексуальное насилие, до недавнего времени использовалось наблюдение за игрой детей с анатомически точными куклами и интерпретация детских рисунков на свободную тему. (Boat M.D. and Everson B.W., 1988; Kendall-Tackett K.A. and Watson M.W., 1992).

Tags: педофилия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments