arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Последний день Международного литературного фестиваля в Нижнем Новгороде был короток,

«Стриж» на Москву уходил около 19.00. На вручение премий и закрытие в кремле мы не попали - снег в Нижнем не убирают, видимо, не принято, плюс выходной и выпавшая в начале апреля сверх-норма. По набережной к обеду протарахтел доисторический снегоуборщик и проложил крохотную тропинку посреди двадцатиметрового слоя, но голод всё-таки спровоцировал нас на экстремальный туризм. Преодолев 20-сантиметровый снег на ступеньках гостиницы и ступая в чужие мужественные следы на дороге, добрались до китайского ресторана «Три апельсина». Возле ресторана снег был почищен, там сидели расслабленные люди с детьми, и осталось загадкой приехали они сюда на такси или на санях? Налупившись северо-китайской кухни и напившись лучшего в городе кофе, задумались, как провести оставшиеся часы. Прогулка могла складываться только из доступных кусков, и мы потелепались в сторону кремля по шоссе, на котором машины к этому времени укатали снег в наст. Прогуливающихся на набережной были единицы - трепещущие на ветру безумные туристы, фоткающие туман над Волгой. Ветер быстро загнал нас в Историко-архитектурный музей Рукавишникова, отреставрированный с иголочки и сияющий жемчужиной посреди ужаса набережной. К тому же перед ним тоже был почищен снег. Уж не знаю, сколько там подлинных, а сколько примерных объектов хранения, но это был рай с приветливыми сотрудниками. Посетителей во всём музее оказалось всего пятеро - мы и ужасно симпатичная молодая китайская семья с годовалым малышом. Выход с экспозиции третьего этажа был через бальный зал, и смотрительница сказала нам и китайцам : «Идёт репетиция вечернего концерта, можете тихонечко посидеть и послушать!» Так судьба одарила нашу международную компани. «черновым концертом» Государственного нижегородского русского народного оркестра под управлением Виктора Кузнецова. И снова показалось, что мы в России 2017 года, а не в России девяностых, которая царила за окнами. Был бы поезд позже, купили бы билеты на концерт в этот невероятный зал с невероятной акустикой и невероятным оркестром. И послушали бы концерт ещё раз. Позже прочитала на сайте, что в этом зале можно играть свадьбы с выездной регистрацией и театрализованной свадебной программой с фрагментами городской свадьбы конца 19-начала 20 века - сватовство, смотрины и т.д. До Нижнего всего 4 часа, так что рекомендую для этого дела зал Рукавишникова больше, чем залы Версаля. Особенно летом, когда можно выйти из усадьбы на набережную. Примирившись после музея и концерта со снегом по щиколотку, мы добрались до магазина и накупили сормовских конфет, которые оказались не хуже московских. Однако, попасть в гостиницу было нелегко - снег на дороге стремительно превращался в толстый слой жидкой каши, заполнявшей обувь. Дойдя до "Октябрьской" поняли, что все её сотрудники и немногочисленные клиенты, кроме нас, имеют крылья - на ступенях покрытых толстым слоем снега, превращающегося в кашу, не было следов, кроме наших. Не знаю, находилось фойе гостиницы «Октябрьская» под камерами или нет, но администраторши, как всегда, болтали в соседней комнате, а не за стойкой. Устроители фестиваля платили за наш номер по 5 000 рублей в сутки, и эта сумма предполагала возможность хотя бы спуститься по почищенным ступенькам, так что я вынула администраторш из соседней комнаты и гавкнула :
- Почему не почищены ступеньки?
- Сейчас узнаю, - ответила девица без энтузиазма и набрала телефонный номер, - Ой, а дворник у нас вообще есть? А он сегодня работает? Да чё-то тут клиентка не довольна!
В номере было как в заморозке, батарея и полотенцесушитель ледяные. Стало ясно, только жилец шмыгает из норки, сотрудники вырубают отопление. Я такое видела только в Германии и наорала на девицу по телефону.
- Сейчас пришлю техника, он посмотрит, что случилось с батареей, - соврала девица.
- Чтоб никакого техника и чтоб всё было немедленно включено! - заорала я.
- Хорошо, - согласилась девица, - Сейчас включим!
И включила. Мы переобулись, чуточку согрелись, и как трофеи сложили мокрую обувь и одежду в пакеты, чтобы сушить в Москве и лечить там простуду. Когда спускались к машине, лестница была уже почищена, и немолодой мужик пробивал тропинку из гостиницы к дороге. М с удовольствием закрыли за собой дверь гостиницы «Октябрьская» с наклейкой «Проверено Ревизоро».
На этом претензии к местным нравам и местной власти были бы исчерпаны, но минут 15 мы ждали «Стрижа» на вокзале. Обычные кресла зала ожидания были заняты, а мягкие диваны огорожены шнурками и ценниками. Такое на территории родной страны я видела впервые и, естественно, решила задать сотруднице вопросы. Но сопровождающая нас Антонина опередила словами :
- У нас Международный литературный фестиваль! Вот писательница из Москвы приехала! Нам бы до «Стрижа» на мягком посидеть подешевле!
- Писательница? - недоверчиво глянула администраторша на мои красные волосы, - Ой, я вас где-то видела! Ладно, пущу вас втроём на мягкий диван за пятьдесят рублей, раз писательница!
Одним словом, на родине Максима Горького литература в чести.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments