arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Category:

Ненапечатанное интервью для еврейского журнала, оказавшееся не достаточно патриархальным!))

Мария Арбатова
О российских женщинах, их правах и возможностях, о еврейский корнях и о своих взглядах на семью. Мария Ивановна Арбатова - российская писательница и общественная деятельница, член Союза Писателей Москвы, автор 14 пьес, поставленных в России и за рубежом и более тридцати книг.

- Мария Ивановна, расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь сейчас и в каких правозащитных проектах вы участвуете?
С 1991 года я руководила феминистским клубом «Гармония», с 1996 по настоящий день «Клубом женщин, вмешивающихся в политику». Кроме того, я Член Совета по развитию общественного контроля при Комитете Государственной думы по общественным объединениям и религиозным организациям и Член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека города Москвы.

- Как драматург, в своих произведениях вы раскрывали образ женщины. Скажите, какой вы видите современную женщину, 2010-х годов?

Я готова говорить не о женщине вообще, а о российской женщине, поскольку занимаюсь защитой прав россиянок. Перед ними стоят ровно те же проблемы, что и перед их сверстниками-мужчинами, хотя есть и дополнительные аспекты, связанные с дискриминацией. Если женщины среднего класса живут в больших городах практически также как на западе, то женщины в глубинке и в кавказских регионах очень серьезно ограничены в правах. Тем не менее, потихоньку ситуация меняется везде: военные вузы принимают всё больше и больше девушек на офицерские профессии, женщины занимают всё более и более значимые роли в политике, рынок труда всё реже и реже нарушает права женщин, кризисные центры всё эффективней защищают женщин от бытового и сексуального насилия.

- По вашим наблюдениям, какую женщину хотят видеть рядом с собой нынешние мужчины?

Не существует абстрактных мужчин, а разные слои общества, разные уровни образования и разные гуманитарные стандарты формируют разные запросы на тему социального образа женщины. В наиболее обеспеченных слоях есть запрос на образ женщины из модельного бизнеса и тенденция часто менять подобных жен. Богатые женщины ровно также выбирают и меняют партнеров. В среднем классе отношения равноправные, супруги имеют примерно одинаковый уровень образования, профессиональной востребованности, дохода, поровну распределяют домашние обязанности и время на воспитание детей. А в среде малообеспеченных и малообразованных людей женщина всё ещё сталкивается с тем, что на ней и быт, и дети, и заработки. Когда мы говорим о консервативных исламских регионах, то исследования показывают, что женщины лишены возможности получать самостоятельно выбранное образование, делать карьеру и воспитываются так, что даже готовы к многоженству. Но человечество в принципе движется от дикости к цивилизации, и равноправие в нашей российской ситуации всего лишь вопрос времени и успехов экономики. Гендерные стереотипы на тему «охоты на мамонта» и «охраны очага» медленно уходят в прошлое на всей планете, а жизнь женщины в цивилизованной стране лишена ограничений этнокультурного плана и предполагает полный диапазон развития её возможностей.

- Вы говорили, что разные социальные слои формируют свой запрос на образ женщины. Но по сути эти же слои сами формируют ограничения на то, что она должна и не должна делать, ее образование, внешний вид, занятия. Формально, в правовом отношении у российской женщины есть практически равные права. Но это очень формально…

Слои формируют некоторые ограничения на распределения бытовых обязанностей, и, как я уже говорила, чем ниже уровень культуры, тем женщина везет на себе больше, но ограничения на женскую карьеру предписывает только фанатичная псевдорелигиозная среда. В России существует список из 500 запрещенных женщинам профессий, это нарушает права женщин и периодически рассматривается в судах. Речь о профессях с высокой физической нагрузкой и высокой зоной риска. При том трудовое законодательство умалчивает, что подъем тяжестей и высокий уровень стресса калечат мужчин не меньше, чем женщин, и первые диагнозы в этой области импотенция и варикоцели. Право воспитывать детей после развода не такой простой вопрос, и в обществе сложилось так, что не многие отцы оспаривают это право, большинство войн за ребенка связано с желанием отомстить бывшей жене, а невыплаченные российскими мужчинами алименты достигают миллиардов. И всё это, безусловно, патриархальное наследие.

- Чтобы войти в эти социальные слои, женщины вынуждены отказаться от части прав - религиозных, если это связано с вхождением в религиозное сообщество, или, например, профессиональных, если это связано с пожеланием обеспеченного мужа, чтобы жена не работала или работала на определенных престижных позициях.

Религиозность не коррелирует в России с ограничением в карьере, если речь не идёт о фанатичках, монашках и дискриминируемых женщинах в исламских регионах. Традиционные для России религии вполне модернизированы, более того, чем выше чиновничий и управленческий статус женщины, тем активней они демонстрируют православие или ислам, поскольку страна пока ещё находится в плену новообращенства. Кроме того, преуспевающей жене удобней иметь мужа не работающим, помогающим ей по бизнесу и не занимающему высоких позиций. Таких семей в России после 1991 года полно. Например, жена сама ведет бизнес и назначает мужа для видимости гендиректором.

- В Штатах женщины на всех социальных уровнях отстаивают свои права и борются против гендерной дискриминации. В России этого почти не видно. Наоборот, есть готовность женщины отказываться от чего-то в обмен на вхождение в определенную группу. С другой стороны, выход из некоторых религиозных или социальных групп, или переход из одной группы в другую, часто связан с осуждением, агрессией и даже насилием.

У меня только вышла книга о США, она называется «Неделя на Манхеттене», в ней я касаюсь и еврейского вопроса, так что ситуацию с женским движением знаю подробно. Женское движение есть везде, но оно всегда надевается на национальный характер. Напомню, что Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации против женщин США не ратифицировало, в результате чего в половине штатов Америки запрещены аборты. Американское законодательство по защите прав беременных находится на 85 месте по обеспечению женщине комфорта. Разрыв в зарплате между полами в США около 21%, растёт число женщин, живущих в нищете и умирающих в родах, а заключенные женщины до сих пор рожают в наручниках. Так что логичней сравнивать проблемы женского движения России со странами, достигшими в этой области бОльших успехов, например, со скандинавскими странами.

- Заниматься защитой прав человека и вообще работать в публичном поле - это достаточно тяжело и для самого человека, и для его семьи. Скажите, как к этой деятельности относится ваша семья - муж, дети? Есть что-то, в чем они вас поддерживают или, наоборот, защищают и предостерегают?

Если человеку тяжело работать в публичном пространстве, значит, он для этого не создан. Я не ощущаю проблем в собственной публичности, и моя деятельность никогда не смущала ни одного из моих трёх мужей, они, так же, как и сыновья, помогали мне в общественной деятельности. Сейчас моим сыновьям-близнецам исполнилось по 40 лет, и у них собственная вполне публичная жизнь. Пётр – известный эксперт по развитию городской среды и координатор Архнадзора, Павел – модный психотерапевт, периодически выступающий в СМИ. Муж тоже вынуждено оказывается в публичном поле, хотя не любит этого. Он происходит из известного индийского политического клана и знает, каковы издержки у жизни на виду.

- Скажите, как отразилась на сыновьях ваши публичная деятельность и жизненная позиция? На их работе, характерах, жизненных взглядах, отношении к женщинам?

Человека воспитывает жизненная позиция его родителей, и мои сыновья граждански очень активные люди. Они, естественно, феминисты, не считают, что профессии и домашние обязанности делятся на мужские и женские, и мои невестки - личностно состоявшиеся и яркие женщины, ориентированные на собственную карьеру. К слову, жена одного из сыновей имеет даже вполне экзотическое хобби - охотничий талон, ружьё и трёх охотничьих собак, побеждающих на главных собачьих конкурсах.

В разных интервью вы часто говорите о том, что мужья-индусы - это лучшие мужья для российской женщины. А что вы скажете про мужей-евреев?

Лучшие мужья – это любимые мужья, не зависимо от национальности. Другой вопрос, что русские прекрасно совмещаются с индусами. В России дефицит достойных женихов, в Индии дефицит невест. Но для меня национальность человека совершенно не принципиальна.

Вы писали, что уже с 17 лет осознали себя как буддистку. Почему у вас не сложилось с еврейскими корнями и традициями? Что особого дал вам буддизм, чего не смог иудаизм?

Мои еврейские корни упираются в прадеда Йосифа Айзенштата, одного из основателей сионизма в России. Его старший сын – Самуил Айзенштат, известный гебраист, спасший библиотеку Шнейерсона и принимавший активное участие в создании государства Израиль, в Доме науки есть зал его имени. Мой собственный дед ездил в Палестину, закончил там школу восточных языков, вернулся в СССР и в Израиль не рвался, хотя два его родных брата состарились и похоронены там. И если говорить о религиозных корнях, то прадед и все его пятеро сыновей, включая моего деда, были атеистами. Исключение составляет мой троюродный брат Александр Айзенштат - известный раввин, основатель и руководитель Центра Изучения Торы в Москве. Кроме того, он великолепный художник, выставки работ которого прошли в Музее изобразительных искусств имени Пушкина и в Третьяковской галерее. Его семья, в которой одиннадцать прекрасных детей, ведет образ жизни в рамках иудаистской традиции. Это замечательная семья, и они очень естественны и органичны в своем выборе. Мои русские предки по отцу, конечно, крещеные и верующие люди, но сам отец преподавал мрасксисткую философию и был атеистом. А буддизм был популярен в семидесятые среди московской золотой молодежи, и он, на мой взгляд, даёт человеку максимально комфортное сочетание и свободы, и ответственности за свою судьбу.

- Традиционная еврейская семья подразумевает, что женщина занимается домом, детьми, бытом, уютом, а мужчина работает и учится. Женщина тоже может работать и учиться, но основные свои время и силы она посвящает традициям – кашруту, шаббату, подготовке к праздникам, воспитанию детей, поддержанию дома и т.д. Насколько жизнеспособна эта модель в нашем обществе? Можно ли сказать, что процессы изменения ролей женщины, происходящие в последние годы, повлияют на эту модель?

Традиционная еврейская семья не слишком распространена в России. Жесткие ограничения невероятно усложняют общение, поскольку не так просто сесть за обычный стол и необходимо учитывать их диету. Сама я замужем за индусом, когда он ехал учиться в СССР, папа с ужасом спрашивал, будет ли он есть корову? И муж удивлялся такому вопросу, но, прожив в нашей стране 30 лет, конечно, перестал видеть в котлете священное животное, хотя и остался индуистом. А то, что женщины в семьях, соблюдающих иудаистскую традицию, ограничены в правах, вызывает ужас и оторопь. В США, где самое большое количество синагог, бОльшая часть традиций модернизирована, и даже есть женщины раввины. И общеизвестно, что человечество сохранит только те религиозные конфессии, которые в состоянии адаптироваться к новому времени.
- Как вы считаете, что должно наполнять брак и отношения в осознанном возрасте, чтобы было интересно, счастливо и радостно жить вместе до глубокой старости?
Терпимость, способность слышать другого в диалоге. И, конечно, любовь.
Беседовала Мирьям Ардин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments