arbatovagidepar

Categories:

Петр Павел 13 августа 2019

На днях мне довелось провести несколько дней на турбазе в лесах Нижегородской области. Турбаза – странный вид отдыха, это всегда что-то очень советское. С одной стороны, чувствуется размах, проект и даже архитектурная мысль, с другой – очень многое не доделали еще лет 40 назад, да так и бросили. Иллюзия цивилизации и реальность подступающей вплотную природы. Эту строил завод, производящий подводные лодки, в результате на стенах светильники специфической конструкции с этих самых лодок, но нет ни одной лампочки. Наверное, лампочки делал другой завод и теперь их совсем не достать. Отдыхающий должен чувствовать себя туристом на природе и преодолевать трудности. Есть дома, асфальт, фонари, при этом отсутствуют элементарные удобства – нет горячей воды, в дальнем углу территории общественный туалет, заходить в который совсем неприятно. В один из дней из соседней кабинки пьяный голос спросил меня, как отдыхается и обругал матерными словами холод и дождь. Погода была и в правду плохая, все соседние домики непрерывно пили и очень громко слушали музыку (в хорошую погоду происходит то же самое, просто на порядок активнее). Турбаза по документам проходит как музей. Наверное, это тот редкий случай подлинного современного искусства, когда, сами того не ведая, сотрудники создали настоящий этнографический музей под открытым небом с живыми экспонатами.

По ночам я читал «Путешествие в Московию» Николааса Витсена. Это одна из книжек, наполненная свидетельствами того, что русские – воры и пьяницы. Критике подобных источников была посвящена докторская диссертация по истории Мединского. Не буду распространяться, но, кажется, что помимо рассказов о пьянстве и повсеместном душегубстве, в книжке очень много свидетельств близости голландцев и русских XVII века, например, представление о важности иерархии или латынь как язык международного общения. Для них важны одни и те же вещи, и это общее не подвергается сомнению, как вещь естественная, описание же различий совершенно нормально для оказавшегося в чужой незнакомой стране. Всемирноисторический процесс, как известно, синхронен и диахронен одновременно. Средневековье с нами до сих пор в каких-то своих формах. Витсен толкует о кометах, наши современники читают гороскопы, но очень обижаются, когда им начинают рассказывать о том, что сегодня все как при Алексее Михайловиче, стрельцы разгоняют народ, народ пьет горькую и мрет в пьяной поножовщине.

Осознать близость вроде бы давно пройденной исторической формации бывает очень сложно. Вот фотографии с колхозного рынка в Краснослободске 1952-го года. Надо сказать, совсем недалеко от турбазы, на которой я оказался. Современного среднестатистического россиянина такие изображения шокируют. Лапти, горшки, телега. Эффект усугубляется работой фотографа, по композиции и палитре это почти картины передвижников. Я не удивляюсь. Я наблюдал деревенскую жизнь последние 30 лет, видел таких же как на фотографиях женщин в платочках, которые ходят летом босиком, а туфли надевают, подходя к магазину, видел телеги. Лапти, конечно, уже плетут только в качестве сувениров. Еще я помню, что к 1913 году российский ВВП на душу населения достиг аналогичного показателя Италии тринадцатого века. Это и есть средневековье. Бытие определяет сознание и люди, не умеющие пользоваться туалетом это те, чьи родители совсем недавно ходили в лаптях в буквальном смысле.

Эволюционизм как универсальная концепция принес помимо очевидной пользы и определенный вред. Любая следующая стадия оценивается как лучшая (хотя, это абсолютно точно очень архаичный концепт, принятый повсеместно в средневековье и раньше, когда до драки выясняли, кто на какое место за столом должен сесть). Возникающее чувство неполноценности каждый сублимирует по-своему. Мединский со своими книжками и молодежь на площади по сути схожи между собой так же как голландский путешествующий интеллектуал и российский необразованный дьяк. Последние ругаются между собой, за кого первее надо поднять тост – за Генеральные Штаты или за наследника Алексея Алексеевича. Смысл ругани в том, чтобы сохранить честь своей родины, не допустить бесчестия. Того же желают Мединский и Навальный. Того же хочет и анонимный читатель интернета, пишущий «а это правда фотографии 1952-го года?» Признать, что мы стоим одной ногой в нормальном таком средневековье, где пьянство, неуважение к личности, на площадях бьют прохожих, а в туалетах грязно, нет дорог, а вельможи купаются в роскоши, не готов почти никто. Кажется, что лучше отрубить ту ногу и остаться в неустойчивом положении, хотя вторая нога, стоящая в Европе XX века без первой, не позволяет нормально двигаться.

Всесильное по причине своей верности учение Маркса говорит нам, что смена формаций следует за развитием производительных сил. И в этой связи единственный мой совет Мединскому, борцам на площади и каждому гражданину страны – повышать производительность труда. И проверяйте конфорки.

ПЕТР

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded