arbatovagidepar

Петр Павел 5 августа 2019 г

Должен покаяться, что я по привычке продолжаю смотреть телевизор. Видел я тут давеча интервью одного мэра, посвященное недавним событиям. И вот что мне вспомнилось. При некоторых видах афазии, нарушения восприятия речи при сохранности слуха, больные безошибочно распознают ложь. У Оливера Сакса описана сцена, как афатики, так их называют, слушали в стационаре по телевизору какого-то политика, и дико ржали. Столь единодушная реакция накрывала их, несмотря на то, что они не были способны понимать смысл речи политика. Хоть юмор и определяют как несоответствие формы и содержания, речь мэра не вызвала у меня хохот.

Есть мнение, что в ближайшие годы самой серьезной угрозой станет невозможность отличить подлинную информацию от ложной. Всяческие технологии уже позволяют синтезировать изображение человека, вкладывая ему в уста то, чего он не говорил. Если интересно, погуглите «deep fake». Предсказания Пелевина уже сбылись, и принятие «закона о фейковых новостях» выглядит как подготовка к прошедшей войне. После субботнего митинга писали, что медикам запретили использовать внутреннюю систему «АСК – Скорая помощь» для выбора больницы под госпитализацию для людей, оказавшихся с травмами в отделении полиции. Это вполне в духе времени, для властей давно привычными стали намеки и сигналы, а не прямые указания. Ведь сказанное прямо может быть прочитано однозначно.

Самое энергетически выгодное действие в ситуации, которую невозможно осмыслить в свою пользу – аннуляция смысла. Слышал я как-то историю про то, как в какой-то области объявился европейский инвестор. Закупил технику, организовал рабочие места, а местные стали сжигать трактора и комбайны. Силясь понять причину, инвестор заказал исследование, ответившее на вопрос, почему лучше хуже, чем лучше? Ответа я не помню, но вовсе не факт, что он здесь нужен.

ПАВЕЛ

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded