arbatovagidepar

Categories:

Петр Павел 7 мая 2019 г.

 Григорий Ревзин (один из умнейших людей, надо сказать) выпустил статью о том, что отношения с жильем у современного жителя мегаполиса меняются. Не многие живут в собственном жилье, многие готовы снимать его всю жизнь. Дальше пространные рассуждения о том, что право собственности на недвижимость совсем не такое как на другие вещи. Жилье нельзя потерять, нельзя уничтожить по собственной прихоти, перестраивать, много чего нельзя. В итоге возникает парадокс, сходный с тем, что когда-то обозначил Максим Кононенко (Почему животных есть можно, а ебать нельзя, а людей можно ебать, но нельзя есть?).

Ответа на подобные вопросы обычно мы не получаем. Но в случае недвижимости тут, кажется, проще. Съемное жилье на всю жизнь – атрибут современных мегаполисов. Их еще называют сверхгородами, глобальными городами и дальше по списку. Тут прикол в том, что это уже не совсем города. Они устроены на других принципах. Частная собственность здесь так же подчинена целям более высоким. Максимизация прибыли может сочетаться со справедливым распределением и давать синергический эффект в виде тотального сокращения издержек. Как с каршерингом, велопрокатом, бесплатными автобусами. Капитализм и социализм это одно и то же. Важна концентрация людских масс и последующий переход количества в качество. Речь о сверхгородах, в которых не только очень много людей, но и люди эти качественно отличаются от остального населения мобильностью, трудоспособностью, ликвидностью, фертильностью и пассионарностью))).

Городской человек в наше время — это человек урбанизирующийся. Проще говоря, понаехавший. В культурном отношении он противопоставлен и «деревне», и «городу» как новое противопоставлено старому. Он не кочевник, но готов на смену пейзажа за окном в качестве нормального условия. То есть он обладает дополнительным набором ценностей в голове, которые находятся выше, чем родные березки, знакомые с детства камни и дом, в котором жили предки и будут жить потомки. Можно говорить, что он продукт общества потребления, где квартиры, машины, пальто и кеды оказались наконец в одном классе, но думается мне, что все сложнее.

Принято говорить, что люди — это новая нефть, не соль земли, а ее жир. Нефть всегда тем ценнее, чем ее больше, никто не будет бурить скважину, если под землей не озеро, а лужа в пару кубометров. Так же и с людьми. Москва это Самотлор наших дней. Людей до сегодняшнего дня удается концентрировать только в городах, и тут свои правила игры. Как земля, на которой стоит буровая установка перестает быть землей в прямом смысле, такой как пашня, сад, огород или домовладение, а превращается в портал в другое измерение, а сам земельный участок принимает на себя роль тряпки с нарисованным очагом, так любой объект недвижимости в современных больших городах становится потенциальной площадкой для буровой установки. Да. Это «Матрица» с людьми – батарейками, но красные и синие таблетки доступны каждому.

Жилье приобретает роль подлинного «общественного блага», которым никто не владеет персонально, а распоряжаться может каждый нуждающийся, в ситуации сквотинга. Крайнюю степень проблематизации того, как идея общественного блага, реализована в виде объектов недвижимости, находящихся на балансе муниципалитета, демонстрируют американцы из «we park». Они платят за парковочное место, ставят там столы и «устраивают офис». Нынче настоящая недвижимость — это только земля. Все остальные расположенные и крепко с ней связанные объекты становятся слишком сложными, даже парковочное место. И в результате в городе не остается объектов недвижимости.

ПЕТР

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded