arbatovagidepar

Categories:

Суд указал в качестве смягчающего вину Климова обстоятельства «оскорбительное поведение Боркиной».

«Он вытер нож об меня и ушел»Россиянка умоляла полицейских спасти ее от жестокой расправы. Почему ей никто не помог?

Суд указал в качестве смягчающего вину Климова обстоятельства «оскорбительное поведение Боркиной».

В городе Железногорск-Илимский Иркутской области местный житель Максим Климов несколько месяцев преследовал бывшую возлюбленную Татьяну Боркину — караулил у работы, поджидал в подъезде и избивал. Найти спасение в полиции молодая женщина не смогла: даже если Максима забирали, он возвращался — и все повторялось. Дело дошло до суда лишь после того, как Максим вывез Татьяну в лес, избил битой, несколько раз ударил ножом и оставил умирать. Ей чудом удалось выжить, а ее мучитель отделался небольшим сроком и уже через два года может освободиться условно-досрочно. О кровавой истории любви и ненависти в маленьком сибирском городке «Лента.ру» поговорила с ее героиней.

На момент знакомства у обоих за плечами был гражданский брак, у каждого — ребенок от этого брака и расставание. Впрочем, оба были молоды и строили планы на будущее. Максим Климов работал водителем в местном таксопарке, Татьяна Боркина — товароведом в магазине вместе с матерью Климова. Летом 2016 года молодые люди познакомились, и у них начался роман.

Как-то его мать пригласила меня вместе с другими работниками к себе в гости. Максим произвел приятное впечатление, мы начали общаться, встречаться. Так прошел август и сентябрь. В октябре мы сошлись и стали вместе жить у меня — родители как раз купили мне квартиру. Все было хорошо, я даже подумать не могла, что такое произойдет

Татьяна Боркина

Поначалу Максим произвел приятное впечатление на новую подругу — был улыбчивым, помогал по дому, встречал с работы. Но мать Татьяны не верила ему, ухажер дочери ее пугал.

Мама, когда узнала, что мы встречаемся, стала беспокоиться. Ее знакомые знали его семью, его отца, который тоже бил мать. Он даже сам мне рассказывал, что поднимал руку на бывшую жену, от которой у него ребенок. Но я думала, что я — не она, со мной все будет по-другому

Татьяна Боркина

Климов объяснял Татьяне, что бывшая подруга сама его провоцировала — ревновала, устраивала скандалы и вела себя неадекватно, поэтому он ее «воспитывал».

Максим Климов и Татьяна БоркинаФото: Татьяна Боркина

«Рассказывал, что она хотела [покончить с собой], и он дал ей меж глаз, чтобы она успокоилась», — вспоминает Татьяна.

Но вскоре она и сама столкнулась с агрессией Максима. Выпив спиртного, он начинал обвинять ее в изменах, критиковал ее подруг и постоянно повторял, что не позволит Татьяне от него уйти. Протрезвев, извинялся и уверял, что больше такого не повторится. Татьяна каждый раз ему верила и надеялась, что их ждет счастливое будущее, но постепенно осознала, что лучше не будет. Татьяна попыталась порвать отношения с Максимом, но оказалось, что это невозможно.

Все заканчивалось одинаково. Он говорил: «Давай сядем поговорим». Мы садились, он спрашивал: «Ты хочешь расстаться?». Я говорила «да» — и наотмашь получала кулаком в лицо

Татьяна Боркина

Бьет — значит любит

Климов взял подругу под полный контроль: не отпускал одну в магазин, запрещал ездить к родителям, забирал с работы. Однажды Татьяна сменила замки в своей квартире, чтобы избавиться от тирана, но эта попытка не увенчалась успехом, Максим вернулся по приставной лестнице через балкон — романтично, но только не для Татьяны. Очередное избиение закончились для нее сотрясением мозга и порванной губой.

Когда он сильно меня избил, моя подруга спросила, сколько я буду это терпеть, и позвонила моей матери. Та прибежала, и, пока он валялся пьяный, мы вызвали полицию, но наряд не приезжал. Каждые 15 минут я убегала в ванную, звонила и спрашивала, где сотрудники. Отвечали: нет свободного наряда

Татьяна Боркина

Полиция спасала Татьяну лишь на время. Климова увозили в отделение, но он неизменно возвращался оттуда к ней. После каждого избиения Боркина подавала заявление на мучителя, они копились в полиции, но ни одному из них не был дан ход.

Максим КлимовФото: страница Максима Климова во «ВКонтакте»

Последовало примирение сторон и новый круг домашнего ада.

Татьяна регулярно приходила на работу с синяками и ссадинами. Коллеги и знакомые знали, чьих это рук дело, но вмешиваться в отношения пары никто не решался.

Иногда ему говорили, чтобы он просто от меня ушел, раз его что-то не устраивает, но он этот вариант даже не рассматривал. Говорил: «Люблю». Все видели ушибы, синяки, но в такие дела обычно никто не лезет, «я ничего не знаю, моя хата с краю». Никто не понимал, насколько все серьезно

Татьяна Боркина

В сентябре 2019 года Максим решил выкупить автомобиль, который они с Татьяной брали в аренду. Сам он на тот момент нигде не работал, но придумал решение проблемы: Татьяна должна взять кредит на покупку машины, но оформить ее на Максима, а он даст ей расписку с обязательством выплатить кредит.

Соглашаться на такой вариант Татьяна не хотела, но и отказывать ему напрямую было опасно. Она написала Максиму, что в кредите ей отказали, а заодно сообщила, что решила переехать к родителям.

В тот же вечер я шла на сутки вместе с коллегой, пожилой женщиной. Услышала сзади топот — Максим подбежал, схватил меня за грудки и ударил в лицо. Коллега нас разнимала, пыталась вырвать из его рук, но он просто тащил нас. Я объясняла, что опаздываю на работу, тогда он нас отпустил, сказав: «Дома поговорим»

Татьяна Боркина

В квартиру она вернулась с родителями и нарядом полиции. Встретив такую делегацию, Климов ушел, а Татьяна вновь сменила замки. Весь месяц она ходила на работу с родителями, они встречали ее после смены и отводили домой. Но однажды тиран застал ее врасплох.

«Выползла из леса, и тут меня вырубило»

О том, как ее убивали, Татьяна помнит в деталях до сих пор, спустя три года. 9 ноября 2019 года она шла к родственникам. На пустынной улице ее перехватил Климов и силой усадил в машину.

Он заблокировал окно и дверь. Говорит мне: «Я тебя предупреждал — уезжай из города или я тебя убью. Спокойно жить здесь я тебе не дам»

Татьяна предупредила Максима, что родственники ждут ее и отслеживают по геолокации, если она не придет к ним в ближайшее время, они вызовут полицию. Тогда он забрал у нее телефон и сказал: «Поехали, больше тебя никто не ждет».

Несмотря на трехлетние истязания, Татьяна все же была уверена, что Климов всего лишь пугает ее угрозами убить, но на самом деле не пойдет на такое. Он повез ее за город в сторону леса, по дороге высказывая ей надуманные обвинения — за общение с бывшим мужем, отцом Татьяниного ребенка, за вмешательство ее матери к их отношения.

Распаляясь от злобы, Климов умудрялся крутить руль и одновременно наносить удары Татьяне, сидевшей рядом на пассажирском сиденье.

Татьяна БоркинаКадр: @kipriyanovna

Машина остановилась возле леса. Максим приказал Татьяне выйти. Она решила, что Климов ее бросит здесь и уедет, и начала думать, как она будет выбираться отсюда в темноте и без телефона.

Я стояла спиной к нему и к машине, в капюшоне, и вдруг почувствовала удар по затылку. У него в руках была белая бита. Я знаю, что он таксовал, и она всегда была у него под сиденьем

Изверг бил Татьяну битой по ногам и рукам, затем сказал, чтобы она шла в лес. По дороге он продолжал наносить ей удары. Наконец скомандовал: «Стоять. Здесь тебе будет хорошо».

Пытаясь спастись от ударов, Татьяна опустилась на землю, но бита неумолимо опускалась на ее тело и голову. Через какое-то время Климов ушел, но быстро вернулся. В руках у него сверкнул раскладной нож. Увидев его, Татьяна попросила ее отпустить, обещала, что не будет обращаться в полицию, а просто отлежится дома. Она напомнила Максиму, что у нее есть ребенок, которого отдадут в детдом, если ее не станет. Он сказал, что именно такая судьба его и ждет, потому что вслед за Татьяной он убьет и ее мать.

Максим потребовал убрать руки от груди, приставил нож, надавил на него и прокрутил. Сначала я даже не сообразила, что происходит. Потом он сделал так второй раз, приставив нож ниже. Я закрыла глаза и пыталась сделать вид, что не дышу, но сердце просто выпрыгивало из груди

Климов проверил пульс на шее своей жертвы, а потом воткнул нож ей в ногу. Татьяна дернулась, и мучитель понял, что она притворяется. Со словами «сучка живучая» он ударил ее ножом в грудь. От жуткой боли Татьяна отключилась, но позже очнулась. «Он [Климов] вытер нож об мои штаны и ушел», — вспоминает она.

Татьяна лежала, то приходя в себя, то теряя сознание. В полуобморочном состоянии она поняла, что надо выбираться из леса, чтобы выжить. Собрав силы, попыталась подняться, но у нее не получилось. Попробовала ползти, но, перевернувшись на живот, не смогла дышать. Она опять легла на спину и стала отталкиваться ногами. Так она начала свой путь к дороге. Толчок — отдых, толчок — отдых... Очень медленно она наконец выползла из леса и осталась лежать на обочине. Там Татьяна опять отключилась.

«Уже что, 21-й год?»

Она очнулась от звука приближающейся машины, стала махать руками. К счастью, водитель проезжавшего автомобиля заметил лежащую на обочине Татьяну и остановился. Мужчина подошел к ней и стал спрашивать, что случилось, — он подумал, что произошла авария. Татьяна сказала, что ее хотели убить. Мужчина поднял ее, уложил в салон и отвез в больницу.

Помню, что меня носили, делали снимки, я то приходила в сознание, то уходила. Когда очнулась, даже не знала, что прошло уже три дня

В палату вошел хирург и спросил у пришедшей в себя Татьяны: «Вы знаете, какой сегодня день?». Вместо ответа она посмотрела в окно и увидела улицу в снегу, удивившись, спросила у врача: «Уже что, 21-й год?». Трехдневная кома, долгое лечение. Татьяне повезло, что нож не задел сердце, а только пробил легкое.

Еще в больнице она написала заявление в полицию, ее опрашивали участковый и следователи. Татьяна рассказала им о том, как ее убивал Климов. Правоохранители не торопились его задерживать, он даже пытался прорваться к ней в палату, но его не пустил медперсонал.

Максим Климов в судеКадр: телепередача «Пусть говорят»

Только когда об истории Татьяны рассказала пресса, а она уже выписалась из больницы, полиция наконец задержала ее мучителя.

«Я не убийца»

На следствии и суде он возложил вину за произошедшее на потерпевшую. Из приговора следует:

Установлено, что 9 ноября 2019 года Климов увидел Боркину, остановил автомобиль, догнал идущую по тротуару девушку и предложил пройти в салон, чтобы поговорить об их отношениях. Она согласилась.

В ходе разговора произошел конфликт. Потерпевшая стала унижать мужское достоинство Климова, в связи с чем у него возник умысел на ее убийство.

Климов нанес ей удар кулаком, потом остановил машину на обочине, потребовал выйти. Неустановленным предметом он нанес ей множественные удары по голове и другим частям тела.

После этого подсудимый вернулся к машине, взял нож и нанес Боркиной множественные удары в грудь. Она притворилась, что умирает, после чего Климов, уверенный, что помощь ночью в лесу ей никто не окажет, скрылся с места происшествия.

Я прошу прощения за то, что совершил. Очень сожалею, что не нашел в себе силы противостоять этому внезапному всплеску ярости.... Хочу донести до суда, что мои действия были спровоцированы потерпевшей, которая всячески подталкивала меня, пытаясь защитить себя... Искренне еще раз прошу прощения, я не убийца

последнее слово Максима Климова на суде

16 июня 2021 года Нижнеилимский районный суд Иркутской области приговорил Максима Климова к шести годам колонии. Его признали виновным в покушении на убийство, но оправдали по статьям о похищении человека и грабеже — он отобрал телефон у Татьяны.

Суд указал в качестве смягчающего вину Климова обстоятельства «оскорбительное поведение Боркиной». Также были учтены при назначении наказания положительные характеристики Максима от соседей и с места работы, участие в боевых действиях и наличие несовершеннолетнего ребенка.

Защита потерпевшей просила приговорить Климова к 12 годам лишения свободы, поэтому шестилетний приговор стал для Татьяны шоком. Уже через два года он сможет претендовать на условно-досрочное освобождение, и как только он выйдет на свободу, вернется к издевательствам над Татьяной.

Он не успокоится, выйдет и будет гнобить меня и ребенка. Если не сам, то через третьих лиц. Я не хочу ходить по улице и бояться. Даже сейчас, когда он в СИЗО, если я иду и вижу похожего человека, у меня ноги подкашиваются, в глазах все плывет — думаю, что его выпустили

Татьяна Боркина



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded