?

Log in

No account? Create an account

Трансляция официального блога Марии Арбатовой в Гайдпарке

Previous Entry Share Next Entry
ЧЕЛОВЕК ЛИ РЕБЁНОК?
arbatovagidepar
Как солдат по приказу, хожу на программы о ЮЮ, и уже даже перестаю различать их потому, что они проходят в рамках универсальной драматургии.

Акт первый : родители-бабушки-дедушки кричат, что "враги сожгли родную хату", сотрудники опеки ворвались в шоколадную жизнь семьи, оскорбили родственников, грубо забрали ребенка, мучают его в застенках детдома и получили за это премию. Враги ЮЮ в это время визжат в их защиту : вся Россия пьёт, вся Россия голодает, вся Россия бьёт детей, и это не повод забирать детей в казенный дом.
Акт второй : расследовавший дело журналист, юрист, сосед и сотрудник опеки рассказывает с документами и телесъёмкой, что родители-дедушки-бабушки всё врут.
Акт третий : уличенные родители-дедушки-бабушки начинают орать на присутствующих, что им не сделали ремонта, не вымыли полы, не купили учебники, не дали новую квартиру.
Акт четвертый : депутат-юрист-журналист спрашивает, а вы встали на очередь на улучшение жилплощади? А вы взяли материнский капитал, чтобы улучшить условия жизни?
Акт пятый : показывают ребенка, который рассказывает или показывает, что в детдоме у него первый раз появились чистые простыни, полноценная еда по режиму, прогулки, игры, друзья, логопеды и т.д.
Акт шестой : враги ЮЮ вопят, что всё равно с родными мамами-папами-дедушками-бабушками пьющими и гоняющими зимой босиком на двор, выжившими из ума, безответственными, не озабоченными ни лечением, ни столом для деланья уроков, ребенку лучше, светлее, теплее и роднее. На замечание, что оставшись в подобной семье, дети не только не вырастут здоровыми и социализированными, но и воспроизведут маргинальный образ жизни родных, противники ЮЮ не реагируют. Как правило, они сами маргинальны, и ничего страшного в этом не видят.
Занавес.

Первая программа была у Андрея Малахова, её покажут сегодня, называлась "Дети-маугли" потому, что два мальчика при живых родителях отставали в развитии от сверстников. Папа - только что освободился и иногда заходит; мама - модно одета, но не видит детей месяцами; бабушка, судя по интервью с ней - беспробудно пьёт; еле ходящая почти не видящая восьмидесятилетняя прабабушка - растит детей, не пуская на улицу.

Всё это, если ваше воображение справится с мизансценой, происходит в комнате шесть квадратных метров. Материнский капитал не взят, заявление о постановке на учёт по поводу улучшения жилплощади нет. "Буду я ещё им справки собирать!" - отмахивается молодая мама, которой, по её мнению должны все. Чиновники, милиция, мы с вами, а главное, органы опеки, которые заставляют убирать дом, читать детям книжку, да ещё отвезли её вместе с детьми в больницу, чтобы хоть в четыре года сделать ребенку хоть одну прививку. Ну, просто звери!

Вторая программа была у Михаила Зелинского, называлась "Прямой эфир".
Мама - лишена родительских прав, нигде не работает, в жизни девочки не проявляется. Папа - неизвестен никому. Дедушка - оформлен опекуном, имеет приводы в милицию за пьяные дебоши; со слов бабушки, набравшись, гоняет её с девочкой на мороз. Девочка в 14 лет состоит на учете в детской комнате милиции за жестокие драки, на занятиях в школе засыпает, учебников не имеет, сменной обуви не имеет ( это село, где грязи по колено), стола для уроков не имеет и т.д.

В комнате, размером чуть больше, чем в первом сюжете - девочка, бабушка, дедушка, тётя, муж тёти, ребенок тёти. Последние трое иностранные граждане. За опеку над девочкой семья получала от государства 8 000 тысяч, что превышает остальной совокупный доход семьи.

Интервью из детского дома девочка даёт довольно обнадеживающее, говорит, что любит дедушку с бабушкой, но, доучившись, в деревню не вернётся, и вообще хочет пойти на маляра-штукатура, и "жить по-другому". Противники ЮЮ визжат, что девочку зомбировали. Конечно, зомбировали - чистым бельём и полами, нормальной едой, возможностью посещать все уроки и не бегать ночами по двору от пьяного деда, вопрошающего голосом Велюрова : "А кто не пьёт?". Зомбировали рассказом, что есть другая жизнь, есть большой выбор.

Конечно, персонал детдома не будет любить воспитанницу как бабушка и дедушка по трезвости, но никто не мешает им ездить навещать девочку, забирать на выходные. Да и до окончания учебы ей осталось несколько месяцев…

Главная беда противников ЮЮ, отсутствие понимания того, что ребенок не комнатная собачонка, которой привычней в конуре у хозяина, а гражданин, права которого должны быть защищены государством. Они любят немытую Россию, и хотят её бесконечно воспроизводить потому, что другая Россия им не понятна. А я люблю Россию, в которой ребенок в третьем тысячелетии имеет возможность мыться, во время есть, гулять, не отставать от сверстников в развитии, посещать врачей и быть защищенным от насилия.

Уверена, против ювенальной юстиции выступают те, кто сам растил детей в беспробудном свинстве и защищает право других родителей на это. Тот, кто осознаёт всю Россию как беспробудное свинство, но при этом хочет, чтобы людей, не способных нормально растить детей, остальные поддерживали, подпитывать и оберегали от закона. А лично я не хочу, чтобы на мои налоги подобной семейке ремонтировали дом потому, что она, если решила размножаться, должна сама научиться не пропивать всё, что зарабатывает.

Количество пасквелей на идею ЮЮ забивает эфиры всё больше и больше. Лично я несколько раз ездила в глубинку, чтобы обследовать подобные истории в рамках общественного контроля. И ни разу ещё не видела, чтобы опека забрала ребёнка оттуда, где ему было хорошо, сытно, уютно, защищено и здорово.
Так что спор идёт не о том, хороша ювенальная юстиция или плоха, а о том, что одни считаю ребенка человеком, а другие - нет.


  • 1
"Если родитель не может содержать" - это отнимать за бедность. Я далеко не социалист и ничего не требую от государства, но доводить людей до нищеты, а потом за это забирать детей - цензурного названия не имеет.

За политику отнимали у serp2017. Недавно даже к Евгении Чириковой приходили за химкинские дела.

Вас государство не довело до нищеты, судя по тому, что вы можете оплатить интерне, и меня тоже не довело. Как и всех желающих трудиться.
история с Чириковой провокация на которую тут же откликнулся Астахов, второй персонаж мне неизвестен. Суля по тому, что он обсуждает форсайт-проект и ЮЮ в одной упряжке мне он ещё и не интересен, как дешевый популист.

Мы с Вами сильные и хитрые, а они слабые и простодушные. Возможно, это не делает нас хуже, но и лучше - тоже. Какое право мы имеем учить их жить, не попытавшись помочь?

Популизма и провокаций вокруг этой темы полно, но нужно всегда помнить, что каждая корпорация преследует свой интерес. К сожалению, детские ведомства финансово заинтересованы в неблагополучии опекаемых ими детей.
http://scythean.livejournal.com/55500.html

Мы с вами просто ответственные и не халявщики.

"етские ведомства финансово заинтересованы в неблагополучии опекаемых ими детей"
- давно не читала подобной чуши.
Опека не получает премий за количество сданных детей. И нормы их сдачи не имеет.)

К Чириковой не приходил никто, пришли к соседям, ушли и больше не возвращались. Это все было подстроено для пиара митинга, на который все равно никто не пришел.

Противникам ЮЮ всё равно, что придумывать. Сейчас сюда и группу Война приплетут, скажут, что и там за политику.

Весь мир - провокация. Всё "подстроено". Но то, что Чириковой "подстроили" именно ювеналку, а не аморалку, наркотики или оружие - свидетельствует о том, насколько она хороша как орудие политической расправы.

Где уж вам заметить, что она хороша как оружие защиты ребёнка, вас ведь ребенок не волнует. Задумайтесь, почему?

Отнимать ребёнка у родителей за бедность и зажать в детдом, где вероятность того, что из него вырастет преступник, намного выше - это никак не защита его прав.

Я бы понял, если бы была очередь из богачей, готовых их усыновить, как на Западе - или даже почти легальный рынок детей, продаваемых матерями, как в Латинской Америке.

Но в России и на Украине этого никак не ожидается. Хотя чиновники в доле с агентами по усыновлению и продают некоторых детдомовцев по 20-40 тыс. долл. за душу, большинство этих детей ждёт очень печальная судьба.

  • 1