arbatovagidepar (arbatovagidepar) wrote,
arbatovagidepar
arbatovagidepar

Category:

В тридцати метрах от Бродвея

С недосыпу неверно посчитала шаги, мы, оказывается, в тридцати метрах от
Бродвея, рядом с синагогой и корейской баптистской церковью.

Вчера поймала через скайп Олю Славникову, она сказала : - У меня в 2 часа чтения с Майклом типа Эмисоном (фамилию я не запомнила, какой-то английский перец, автор шокирующих романов, в том числе про Ленина, Сталина и Гулаг, хотя, он в это ни уха, ни рыла). В публичной библиотеке, на Пятой авеню найдёшь, она с колоннами.

В городе, состоящем из неаппетитных гробов, это очень верное описание. Хотя, портье изо всех сил запутал нас, объяснив, что пуличная б-ка находится в Линкольн-центре.
Двинулись мы по карте в Линкольн-центр, по дороге наткнулись на айпадное гнездо мира. Двери там были широко раскрыты, если кто не помнит, они такие стекянные и чистые, что одна тётка навернулась в них до сотрясения мозга и сняла через суд круглую сумму.
Там толпы секты айпадников, а внизу магазин, где обучают айпадному слову божиему.
У нас в номере айпад не работает, оказывается, то, что мы платим за вайфай для компьютера 10 долларов в сутки никак не касается жизни айпада, за него надо платить вторые десять долларов. Хрен мы заплатим вторые старинному отелю, в котором нет даже ската для чемоданных колёс. Индус читал в интернете, что русские кулибины присобачивают к айпаду наушники и говорят по скайпу. В айпадном центре считают, что это невозможно. Но тут редкий случай, когда индус больше поверил русским, и всё-таки купил наушники.

Линкольн-центр оказался конструкцией из стеклянных ящиков с культур-мультурными целями, колонн не оказалось, за то оказалась притеатральная столовка, где сидело много нарядных пожилых людей и ело полезную еду. Сколько мы ходили, общепита было море, но как-то особо при этом не выберешь, здесь жуткий запах, там не стерильно, дальше, не понятно, что принесут, ещё дальше всё завёрнуто в булки. В мультурном заведении хотя бы всё лежало перед тобой и даже удалось найти пакетик чая " с кофеином", в смысле нормального чая.
Двинулись по самым модным местам, нашли библиотеку в колоннами, первое красивое здание в городе. Там нас облаяла чёрная охранница, которой я вежливо задала вопрос. Облаять её в ответ мне, к сожалеию, не хватило словарного запаса.
Нашли зал, в подвале, но вполне комфортный. Правда температура от кондиции там была ниже, чем в заморозке нашего холодильника в номере. Ольга Славникова сидела такая вся раскрасавица в модном платье и шикарных туфлях, напротив поеденного молью английского писателя-обличителя. Базар шёл в основном по-английски, так что мне не всё было ясно.
Но Ольга была на высоте, когда отвечала на мудацкие вопросы, типа "про Путина и движение "Наши"от человека, который вчера прочитал это в газете, и решил, что всё сразу понял про Россию. Правда, под финал она огорошила обещанием написать рассказ про то, как в Нью-Йорке открылся ресторан, где подают человечину из законно завещавиших себя для поедания. Может, это была и шутка, навеянная ощущением Нью-Йорка.
Столько белых сразу, сколько их было в зале, я не видела во всём городе. Правда, один заснул сразу. Второй сидел возле меня и всё мероприятие грыз ноготь на одном пальце, видимо сгрыз до кости. Третья девушка в шортах консистенции и длины бикини всё время гладила себя по голым ногам, и когда они окончательно посинели от холода, ушла. У меня в сумке были шарф и митенки, так что к финалу я сидела как лыжница.
На лёгком фуршете познакомились с дамой, что делала нам приглашения, она с грустью сказала, что серьёзная литература в Америке всем по барабану, и можно пробить только социальные вещи, например, тексты, стимулирующие чёрных матерей-одиочек учиться читать.
Встретили главого редактора "Гласа" Наташу Перову. Она рассказала, что в прошлом году стояла в аэропорту перед таможенниками три часа, и упала в обморок. После чего привезли коляску, вызвали врача, и чтобы она не подавала в суд, пропустили всю русскую делегацию.

И тут у меня случлся когнитивный диссонанс, я увидела своих друзей эпохи лихих девяностых и гуманитарного фонда, поэтов Люду Вязмитинову и Андрея Цуканова, живущих в деревушке на океане и собирающихся возвращаться на родину. Ясное дело, мы забрались в столовку и проболтали до вечера, как в анекдоте про тёток двадцать пять лет просидевших в одной камере. Главным в частотном словаре Люды была фраза : - Какая я была дура, когда радовалась, что сына взяли работать в Америку!
Сын у неё преуспевает в карьере, правда, защищается от ностальгии по-своему, стал алтарником, и обещает вернуться домой, только если в России появится царь.
Надо сказать, Америка выворачивает всем мозги по-своему, когда провожали Люду с Андреем на вокзал, нактнулись на две группы чёрных сектантов в карнавальных библейских нарядах, громко и тетатрально проповедующих закат Америки.

Ночью, когда зданий не видно, и всё забито лампочками, по городу ходить можно, хотя индус сказал, народу в Тайм Сквере больше, чем в Калькутте на праздники. Зашли в супермаркет, купили манго, пахнущее хвоей. До лучших индийских сортов ему как до Отанскинской башни. Йогурт мне не понравился, сыры сльно дороже, чем у нас, лососевые рыбы в сыром виде стоят столько, сколько у нас в ресторанном приготовлении. Такое впечатление, что в океане они ловят не рыб, а чикенов.

Всё, что мы видели за два дня на Манхеттене, совершеннейшее надругательство над градостоительным делом. Практчески вся архитектура - чёрная дыра с точки зрения вкуса, психологического комфорта и философии города. Дома стоят над людьми, как тучи перед грозой. Мы в России привыкли взвизгивать про точеную засройку и уничтожение памятников, а здесь эта тема никогда не стояла на повестке дня. Здесь обслуживалась только одна составляющая, возможность дорого продать престижный кусок земли. И понятно, что люди выросшие и живущие в таком архитектурном крематории,это другие люди, ведь архитектура - это скелет города, на которое нанизываются другие жизненно важные системы организма. И все эти шестые авею и семьдесят девятые улицы как бы не специально, но окончательно уничтожают наличие индвидуальности участков и без того безликого пространства. Всё-таки номер дают вместо имени для определённых целей. И весь престижный Манхеттен недоброжелательно-спально-офисный район и сплошное "С лёгким паром", где вы ни за что не ответите на вопрос, были уже на этой улице или нет.
Видимо, это не ставилось специальной задачи уничтожить эмигрнатское прошлое и унифицировать всех этих разноцветынх людей, но выполнено с успехом. Все они говорят на своих языках, и, кажется, что пока не перемешаются до среднеарифметического цвета кожи, никогда не станут нацией. А пока вынуждены искать идентичность через доллар, гамбургер, и напичканость пропагандой. Это я часто ловила на своих эмигрировавших, прежде вменяемых друзьях.
У вокзала набрели на лавку, где торговали дешевыми телефонами дорогих марок, спросили, где их собирают, продавец подмигнут и сказал : - У нас в подвале!

Магазин открыт и находится в престижном районе.
Tags: американские впечатления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments