Category: дача

Петя фотку в сети нашел, мне показал. Вид с главного здания МГУ.

Оригинал взят у carine_k в post



0_1344a7_3807ec4e_orig

Разглядываю - не могу оторваться. Чудо какое-то. Мне, конечно, интересно не то, что на переднем плане, а вот этот вот вид, открывающийся вдали.


0_1344a7_3807ec4e_orig фрагмент

(фотку можно кликнуть и увеличить)

Чудо, потому что на фотографии то, что я только пыталась себе представить по старым картам и папиным рассказам. По центру, там, куда уходит грунтовая дорожка - свежеотстроенные пятиэтажки. Те, которые дорожку окружают, сейчас уже снесены. А чуть левее, не видно, потому что вторым рядом, стоит та пятиэтажка, из которой я сейчас пишу это сообщение :) Сюда папина семья переехала в начале шестидесятых из Марьиной рощи, из полуподвала в Трифоновском тупике. Конечно, это был рай: центральное отопление и персональная горячая вода вместо Селезневских бань раз в неделю. Метро "Университет" уже есть, а "Проспект Вернадского" только строится. Собственно, и проспект Вернадского еще не совсем готов. От "Университета" до новых пятиэтажек ходит автобус. Пятиэтажки, кстати, есть, а магазинов пока нет. Потому в пятиэтажки приезжает автолавка. Правда, автобус и автолавка приезжают не всегда, а только в хорошую погоду. Потому что в плохую погоду будущий проспект Вернадского в том месте, где его пересекает заболоченная речонка Раменка (а сейчас стоит общага ДСВ) превращается в грязь непролазную. Грязь непролазную преодолевали своими силами. Речка Раменка порою и сейчас вспоминает свое героическое прошлое и в сильный ливень изрядно затапливает перекресток проспекта Вернадского и улицы Кравченко.

Большое поле перед пятиэтажками - нынешний парк 50-летия Октября. Грунтовая дорожка - Боровское шоссе. Трасса Боровского шоссе теперь уж осталась только следами на карте и на местности. Петя писал об этом, очень подробно и интересно http://www.archnadzor.ru/2010/12/21/poteryannoe-shosse/ Но тот кусок, что исчезает в пятиэтажках, на Яндекс.картах все еще именуется Боровским шоссе. А по тому кусочку, что на фотографии (он теперь асфальтовый) мы с собаками гуляем каждый день. Мост через Раменку на том же месте, и речка по-прежнему течет, и пруд на том же месте, и утки в нем есть.  Удивительно, но парк по этому полю к пятидесятилетию октября разбивал мой папа. Папа тогда был геодезистом и переносил на землю узор дорожек, придуманный на плане (и сохранившийся до сих пор). Смеялся, что никогда больше у него не было такой удачной работы: встал утром, позавтракал не спеша, вышел из дому - и уже на работе. И обедать, опять же, дома.
Ближе к фотографу, вдоль речки Раменки, деревянные дома деревни Раменки. И рядом, похоже, дома и деревянные бараки строителей университета. И где-там уже должен быть (но не влез в кадр) Дом культуры. Не уверена в собственной памяти, но сдается мне, что какое-то непродолжительное время в девяностых в нем пребывал клуб "Не бей копытом". Огороды отдельных раменских жителей располагались на террасах Раменки. Как в сказке про спящую красавицу, тайные владения скрывались на берегах среди непролазных зарослей шиповника, огороженные по периметрам непроходимыми конструкциями из всевозможных металлоизделий, обтянутые колючей проволокой и даже найти тот лаз, сквозь который огородник попадал в свои угодья, было невозможно. Эти огороды были живы до самого недавнего времени, когда мы с Бонкой лазили там, еще были признаки обихоженности. И окончательно разгромлены они были при последнем благоустройстве парка, буквально пару лет назад. Но малина  еще растет, проверено :)

Справа от пятиэтажек деревянные дома деревни Никольское. Их я не видела и не помню (зато помню последние деревянные дома деревни Тропарево, на поляне у леса, теперь уж давно застроенной). Петя говорит, что его мама в конце шестидесятых ходила в школу вместе с детьми, жившими в деревянных домах этой деревни. Деревня была довольно большая, начиналась на высоком берегу речки Самородинки, там, где теперь улица Лобачевского и парк Олимпийской деревни. И одной из своих улиц дотягивалась до новых пятиэтажек, до нынешней улицы Коштоянца. Деревня Никольское дожила до начала олимпийского строительства. Во всяком случае, копаясь в проектной документации Концертного зала в Олимпийской деревне (когда мы делали в нем ремонт и концертный зал "Филармония-2"), я обнаружила план этой деревни со списком домовладельцев. К Олимпиаде на месте деревни уже был парк. Но дорожки в нем даже после недавнего благоустройства сохранили трассы прежних деревенских улиц.


В огороде бузина...

Оригинал взят у archnadzor в В огороде бузина...
Отвечая на вопрос Интерфакса о готовящемся урезании охранной зоны дома Центросоюза ради строительства 58-метровой башни, представитель Мосгорнаследия рассказал о показательной реставрации 2013 года и необходимости согласования проектной документации. Подчеркнув, что пока такая документация в департамент не поступала, а значит и физической угрозы памятнику не существует.



Не спорим - Мосгорнаследие все делает по порядку. Пока что оно лишь согласовало своим Распоряжением №285 (1, 2) проект урезания охранной зоны. Подготовив тем самым почву для строительства, о котором пока ничего не знает. А также одобрило проект Правил землепользования и застройки, разрешающий новое строительство на участке объектов высотой до 58 м. Возможно, департамент тем самым заманивает застройщика в ловушку, готовясь отказать ему в последний момент в согласовании строительства рядом с памятником? Если позиция ведомства такова, остается лишь восхищаться его бесстрашием.

Заметим в скобках, что если угрозу физической сохранности дома Центросоюза еще можно поставить под вопрос, то тот факт, что 58-метровая башня, воткнутая практически вплотную к памятнику, неизбежно визуально задавит и исказит его восприятие, не вызывает сомнения даже у Мосгорнаследия. Поэтому представитель ведомства предпочел говорить лишь о физической угрозе, деликатно умолчав, что существуют и другие виды угроз, для предотвращения которых и придуманы охранные зоны - понятие, о котором Департамент склонен порой, к сожалению, забывать.


Программа "Растительная жизнь" в гостях у Марии Арбатовой (2000)

С изумлением нашла эту программу. Никакой дачи в Переделкино у меня нет и не будет, сами понимаете, каким способом их получают писатели. Просто тогда позвонили из программы, предложили сделать альпийскую горку, но ехать для этого на мою украинскую дачу отказались. Чтоб горке не пропадать, обзвонила знакомых - согласились только Владимир Соловьёв и его замечательная мама Инна. С тех пор утекло воды... Олега нет. Павел Лобков поменял телевизионное амплуа. Надеюсь, хотя бы альпийская горка на месте.


Как не вспомнить нынче нашего дачного соседа Христофорыча

– аборигена села Пастырское Смелянского района Черкасской области? Старик считался главным авторитетом улицы Паланки – закончил войну в Берлине, что вербализовал как : «Шо ты мэнэ учишь? Я прошел и Крим, и Рим!». Христофорыч нас любил, хотя и не расслаблялся, помня, что перед ним москали. А переделав дела по хозяйству, приходил к нам во двор, уютно садился под грушу и заводил разговор так, чтобы свернуть его «на геополитику» типа «Украина кормит Россию». И каждый раз, когда гнал козу пастись на колхозное поле, бил палкой по нашей калитке и громко объявлял : «Крим наш!» При том, что со стороны нашей семьи претензий на Крым тогда точно не было…

С детьми 3 доделанная

и выглядели мы вот как на этой восстановленной фотке, сделанной мужем в нашем саду.