Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

«Я всегда буду писать “прозу драматурга”, которую легко экранизировать»

7 Апреля 2021

С писательницей и феминисткой Марией Арбатовой мы поговорили о ее новой книге «Вышивка по ворованной ткани», попутно затронув проблемы женского насилия, детской наркомании, политики и вопросы современной литературы. Роман Арбатовой, написанный в жанре «психоаналитической прозы», в каком-то смысле и «роман-воспитание», потому что в центре истории – становление девушки Валентины, приехавшей в столицу из провинции, и постепенно открывающей мир во всем его многообразии и себя.

- Мария Ивановна, поздравляю Вас с новой книгой. Это первый том трилогии, он называется «Вышивка по ворованной ткани» и совсем недавно вышел в издательстве «Эксмо». Весь тираж книги, как я прочла в ФБ у Юлии Селивановой, был раскуплен еще в предзаказе. Расскажите в двух словах, о чем она, как она задумывалась, как писалась.

Collapse )

Испания защищает. Женщины, пережившие «обрезание»: история Аши


daily.afisha.ru: В Испании живет около 73 тысяч женщин, эмигрировавших из стран, в которых практикуют калечащие операции, — удаление клитора, половых губ (так называемое «женское обрезание»). В 2003 году в УК Испании была внесена статья, которая защищает от FGM не только детей, но и взрослых женщин даже при их согласии, и лишает свободы всех виновных в проведении калечащей операции.

Благодаря принципу экстерриториальности FGM наказуемо, даже если совершено за пределами страны. Родители при выезде из Испании подписывают декларацию, которая гарантирует, что их дочери не подвергнутся FGM во время каникул на родине. По возвращении врач осматривает девочку и подписывает декларацию только в том случае, если калечащая операция не была произведена.

«Женское обрезание» — распространенная некорректная формулировка, от которой постепенно отказываются во всем мире, чтобы не приравнивать увечья женских половых органов к безопасной процедуре «мужского обрезания». Мы используем некорректный, но популярный термин «обрезание» в заголовке, чтобы привлечь внимание общественности к этой проблеме.

Испания ратифицировала такие ключевые для искоренения практики FGM международные соглашения, как Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Конвенцию о правах ребенка, Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, а также Стамбульскую конвенцию.

Collapse )

«Мы все бэтмены. Чертовы гребаные бэтмены»

Главреду дагестанского сайта «Даптар» Светлане Анохиной пришлось уехать из России: полиция отказалась завести уголовное дело на человека, который угрожал ей убийством

Илья Азар спецкор «Новой газеты» 

Аноним позвонил и сказал Светлане, человеку, широко известному в Дагестане, что у него есть «указание разобраться со всеми феминистками». Сайт «Даптар» пишет о правах женщин на Северном Кавказе, в том числе на такие сложные темы, как женское обрезание и семейное насилие. Анохина также является одной из основательниц группы «Марем», которая помогает попавшим в сложную ситуацию женщинам — оказывают юридическую и психологическую помощь, а также эвакуируют их с Кавказа. «Новой газете» Анохина рассказала о том, почему она уехала, насколько сложно защищать права женщин на Кавказе, и когда она вернется в Россию.

— Одно интервью с вами называется: «Горжусь, что я — позор Дагестана». Понятно, что это ирония, но расскажите, что вы имели в виду?

— Меня пару раз так называли, а я очень люблю перехватывать якобы обидные прозвища и носить их с гордостью, как медали. Это же красиво звучит — «Главный позор Дагестана». Здорово! Такой симпатичный и веселый главный позор. 

— А люди, которые вас так называют, что имеют в виду?

Collapse )

История НЕжизни

Немолчиkz

Старшую дочь 38-летняя жительница аула Карабулак Зухра (имя изменено по этическим причинам) семейной жизни подготовить не успела. Девочку украли, когда она училась в девятом классе. С тех пор вся семья Зухры живет в настоящем аду. Уже четыре года. За это время женщина потеряла так и не родившегося ребенка, сон, покой, уверенность в будущем и веру в верховенство закона.

— Тот, кто украл Саиду (имя изменено), всего на год старше, они из одной школы. Просто были знакомы. В тот злополучный день меня только выписали из больницы, где я лежала на сохранении. Ждала ребенка, мучил токсикоз. Вечером на улицу Саида вышла с сестренкой. Подъехала машина, ее запихнули внутрь и увезли, пригрозив младшей. Пять дней мы ее искали по всей округе. Не верила, что с моей девочкой могло произойти что-то дурное.

Как выяснилось, украл Саиду парень с соседней улицы. Таким же образом «женились» и два его старших брата. Эти варварские традиции и по сей день существуют в Карабулаке. Всего тридцать километров от города — и словно в средневековье попал.

— Меня привезли в какой-то дом, отобрали телефон и закрыли в комнате, — вспоминает Саида. — Просила отпустить, но он сказал, что убьет всех, кто мне поможет. У него в руках был нож, я испугалась.

Collapse )

Кто такие келин и что с ними происходит после замужества


Татьяна Ярмощук 

Жазгуль Эгембердиева 

Зебо Назарова

5 мая 2020 года

 "Келинизация – это рабство". Это один из лозунгов феминисток в Центральной Азии. Келин (невестка) здесь нередко подвергается насилию со стороны родственников мужа, в первую очередь свекрови, которая может сделать ее жизнь невыносимой.

Настоящее Время рассказывает, почему в Центральной Азии сохраняют и воспроизводят "традицию" эксплуатации невестки в семье мужа

"Эксплуатация труда и постоянное давление"

"Свекровь каждый день говорила, что она сделает так, что муж меня бросит и женится на более достойной. Она заставляла меня руками стирать всю одежду, в том числе нижнее белье всей семьи, даже когда я была беременна. Говорила, что раньше стиральных машин не было и что она тоже стирала руками, ничего же с ней не случилось, что надо экономить электричество". Это история Азизы из Таджикистана, где, как и в других странах Центральной Азии, после свадьбы девушка часто уходит жить в семью мужа.

Счастливый брак здесь – это не только взаимопонимание между супругами, но и умение невестки (келин) угождать родственникам мужа.

В обязанности келин обычно входит:

  • вставать раньше всех и ложиться позже всех;
  • убирать дом, готовить, стирать, работать в огороде или поле;
  • смотреть за детьми – своими или родственников, которые живут в этом доме;
  • никогда не перечить родственникам мужа;
  • даже если она болеет или у нее какие-либо проблемы, келин должна продолжать выполнять свои обязанности.
Collapse )

Петр Павел 10 июня 2019 г.

У меня все в порядке с моральным законом во мне. Я отличаю добро от зла с достаточной степенью уверенности. Я был почти на всех «замесах», начиная с Чистых прудов, где впервые повязали Навального, и кончая процессом Pussy riot. Но в какой-то момент я просто перестал ходить и перепощивать, решив, что выхлоп в виде самоуважения меня не устраивает. Мне не хочется ничего менять внутри себя, а на внешнюю ситуацию оказать значимого влияния не получается.

С делом Ивана Голунова все предельно ясно, причем участникам с обеих сторон баррикад. Здесь не стоит вопрос, кто прав. Не ясна мне только внезапная сплоченность, ее не объясняет ни профсоюзная солидарность, ни московская тусовка. Есть мнение, что поменялась норма, и терпеть беспредел теперь ненормально, но нормы не меняются внезапно. Внезапная смена нормы возможна только при социальном катаклизме.

Либерализм всегда сопутствовал индивидуализму, предполагая, что интересы личности выше интересов общества. Поэтому либерал, рискующий собой ради общего блага, представляет собой оксюморон, но мораль диктует самопожертвование. И получается, что индивидуалист выступает в роли коллективиста больше, чем те, кто, преследуя личную выгоду, «заказали», или «повязали» Ивана Голунова. Ведь злодеи вне всякого сомнения действуют ради личной выгоды. Следовательно, индивидуалисты они, а не те, кто стоит в очереди на одиночный пикет.

Collapse )

Сихо ФукадаДина Мингалиева. Пожилые японки специально садятся в тюрьмы.

Так они спасаются от одиночества и несовершенной социальной политики
Всякое стареющее общество сталкивается со своими проблемами. Однако Японии, с ее самым старым населением в мире (27,3 % граждан этой страны старше 65 лет, примерно в два раза выше этой доли в Америке), пришлось иметь дело с неожиданным вызовом — старческой преступностью. Уровень количества исков и арестов в отношении пожилых людей, в особенности женщин, выше, чем во всех других демографических группах.


Каждая пятая из заключенных японок — пенсионного возраста. Обычно это преступления незначительной тяжести: 9 из 10 пожилых женщин осуждены за магазинные кражи.
Почему столь многие в остальных отношениях законопослушные пенсионерки прибегают к мелкому воровству?

Некогда забота и уход о японских стариках ложились на плечи семей и местных сообществ, однако ситуация меняется. С 1980 по 2015 год число живущих в одиночестве пенсионеров выросло более чем в шесть раз — почти до 6 миллионов. Проведенный в 2017-м правительством опрос обнаружил, что более половины пойманных на краже пожилых людей живут одни; 40 % либо не имеют семьи, либо редко общаются с родными. Часто эти люди говорят, что, когда им нужна помощь, обратиться не к кому.

Даже женщины, которым есть куда пойти, говорят, что чувствуют себя невидимками. «У них может быть дом. Может быть семья. Но это не значит, что это место, где они ощущают себя как дома, — рассказывает Юми Муранака, начальница женской тюрьмы в Ивакуни. — Они чувствуют, что их не понимают. Что к ним относятся исключительно как к человеку, который отвечает за домашние дела».

Кроме того, пожилые женщины часто уязвимы в экономическом смысле: почти половина женщин возраста 65 и старше, которые живут одни, также живут в бедности — относительно остального населения (мужчин таких, для сравнения, 29 %).
«Муж мой умер в прошлом году, — рассказывает одна заключенная. — Детей у нас не было, потому я осталась совсем одна. Вышла в супермаркет за овощами и увидела пакет говядины. Мне захотелось мяса, но я подумала, что будет накладно. И просто взяла его».

Ни правительство, ни частный сектор не создали эффективных программ реабилитации для пожилых людей, а стоимость содержания их в заключении стремительно растет. Из-за издержек, связанных с уходом за стариками, стоимость медицинского обслуживания в исправительных учреждениях в 2015 году достигла 6 млрд йен (более 50 млн долларов) — это на 80 % больше, чем десять лет назад. В дневное время помогать пожилым заключенным с ванной и туалетом приходят специальные работники, а вот ночью эту задачу выполняют охранники.


В некоторых колониях работа тюремного охранника начала походить на работу сотрудника дома для престарелых. Сатоми Кезука, охранник-старожил женской тюрьмы префектуры Тотиги, говорит, что теперь в ее обязанности входит и улаживание вопросов, возникающих в связи с недержанием у заключенных пенсионного возраста. «Они стыдятся и прячут нижнее белье, — рассказывает она. — Я велю приносить его мне, чтобы отправить на стирку». Более трети охранников женских тюрем уходят с этой работы в течение первых трех лет.

В 2016 году парламент Японии принял закон, направленный на то, чтобы пожилые рецидивисты получали поддержку от систем соцобеспечения и социальной помощи.
С тех пор прокуратура и тюрьмы сотрудничают с правительственными ведомствами с целью предоставить пожилым правонарушителям поддержку, в которой они нуждаются. Однако проблемы, которые вынудили этих женщин искать относительный покой и утешение в тюрьме, лежат вне пределов досягаемости системы.

Госпожа Ф., 89 лет
Воровала рис, клубнику, лекарство от простуды.
Второй срок, приговорена к полутора годам.
Есть дочь и внук.

«Я жила одна на пособие. До этого жила с семьей дочери и тратила все свои сбережения на обслуживание агрессивного и жестокого зятя».


Госпожа А., 67 лет
Первый срок, приговорена к двум годам и трем месяцам.
Есть муж, два сына и три внука.

«Я воровала более 20 раз, всегда одежду — недорогую, чаще всего на уличных распродажах. Не то чтобы я нуждалась в деньгах. На первой краже меня не поймали. Я поняла, что могу получить то, что хочу, не платя за это, и это мне пришлось по душе, было забавно и волнующе.

Муж меня поддерживает. Регулярно пишет письма. Сыновья сердиты, и внуки не в курсе, что я здесь. Думают, что в больнице».


Госпожа Т., 80 лет
Крала икру трески, рассаду, сковородку.
Четвертый срок, приговорена к двум с половиной годам.
Есть муж, сын и дочь.

«Когда я была молода, я не думала о воровстве. Думала только о том, что нужно трудиться. Я 20 лет работала на каучуковой фабрике, а потом санитаркой в больнице. Денег всегда не хватало, но мы все равно сумели отправить сына в колледж.

Шесть лет назад у мужа случился инсульт, и с тех пор он прикован к постели. Также у него слабоумие, бред и паранойя. В силу моего возраста заботиться о нем было тяжело физически и эмоционально. Но я не могла об этом ни с кем поговорить, потому что стыдилась.

В первый раз я попала в тюрьму в возрасте 70 лет. Когда я воровала, у меня в кошельке были деньги. А затем я задумалась о своей жизни. Я не хотела возвращаться домой, а больше мне идти было некуда. Единственным выходом было просить помощи в тюрьме.

Здесь моя жизнь гораздо легче. Я могу быть сама собой и свободно дышать, хоть и временно. Сын мне твердит, что я больна и меня нужно положить в психбольницу. Но я себя больной не считаю. Я думаю, до воровства меня довело мое чувство тревоги».


Госпожа Н., 80 лет
Украла книжку в мягком переплете, фрикадельки, веер.
Третий срок, приговорена к трем годам и двум месяцам.
Есть муж, два сына и шестеро внуков.

«Я каждый день была одна, и мне было очень одиноко. Муж давал много денег, и люди всегда говорили, как мне повезло, но мне не деньги нужны были. Они меня счастливой совсем не делали.

Впервые я совершила кражу порядка 13 лет назад. Я зашла в книжный в центре города и своровала роман в мягкой обложке. Меня поймали и отвезли в участок, где меня допрашивал очень приятный офицер. Он был так мил. Слушал все, что я говорила. Я ощутила, что меня слушают в первый раз за всю мою жизнь. Под конец он мягко похлопал меня по плечу и сказал: „Я понимаю, что вам одиноко, но больше так не поступайте“.

Вы представить себе не можете, как мне нравится работать на тюремной фабрике. На днях меня похвалили за эффективность и старательность, и я осознала, как мне по душе трудиться. Жалею, что никогда не работала. Моя жизнь могла сложиться иначе.

Жить в тюрьме мне нравится больше. Вокруг всегда есть люди, и я не чувствую одиночества. Когда я вышла из заключения во второй раз, я обещала себе, что никогда назад не вернусь. Но пока я была там, я не могла не тосковать по жизни в тюрьме».


Госпожа К., 74 года
Воровала кока-колу, апельсиновый сок.
Третий срок, приговор неизвестен.
Есть муж и дочь.

«Я жила на пособие, это было тяжело. После освобождения мне придется жить на тысячу йен (9 долларов) в день. Мне не к чему стремиться на воле».


Госпожа О., 78 лет
Воровала энергетические напитки, кофе, чай, рисовый шарик, манго.
Третий срок, приговорена к году и пяти месяцам.
Есть дочь и внук.

«Тюрьма для меня — это оазис, место для расслабления и отдыха. Здесь я не свободна, но и беспокоиться мне тут не о чем. Есть с кем пообщаться. Трижды в день нас сытно кормят.

Дочь навещает раз в месяц. Говорит: „Я тебе не сочувствую. Ты жалкая“. Думаю, она права».
https://knife.media/jail-ladies/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Явлинский в собственном соку

Григорий Явлинский: Навальный. Если бы он там был, тогда выборы были бы нормальные? Вам нечего ответить, и им нечего ответить. Они были бы ровно такие же, ничем не отличающиеся. Если ничем не отличающиеся, тогда что кричать? Да, такое время, такие выборы, все вот такое. Еще раз говорю – это не выборы, это совсем другая вещь. Это важный политический инструмент, возникающий раз в шесть лет, когда можно такие вещи открыто говорить всей стране. Мало того, призывать эту страну соотнести себя с этим, чтобы она услышала, какие проблемы надо решать. В этот раз очень многие люди очень глубоко и серьезно отнеслись к призывам бойкотировать выборы, и их опровергали. Посмотрите, сколько математических оценок.
...
Леонид Велехов: Но, как говорится, милость к падшим… Не было мысли к Навальному в ОВД поехать? Я просто вспомнил, как Карпов ездил к Каспарову. Помните, была историческая такая минута…

Григорий Явлинский: Его уже выпустили, у него все хорошо. Меня просто удивляет, как человек, у которого условный срок, его опять сажают и выпускают, сажают и выпускают. Я этого не понимаю. Если вдруг у кого-то из ваших знакомых будет условный срок, я вас уверяю, то когда он снова попадет в каталажку, его тут же посадят на полный срок. А почему здесь это не происходит, я не понимаю.
https://www.svoboda.org/a/29009571.html