?

Log in

No account? Create an account

Трансляция официального блога Марии Арбатовой в Гайдпарке

Entries by category: медицина

Оксана БРОВАЧ. Белорусская врач в Африке: «Когда получила первую зарплату, плакала»
arbatovagidepar
Акушер-гинеколог из Бреста рассказывает о том, как рожают африканские женщины и что заставило ее переехать в другое полушарие планеты - в Анголу
Белоруску в Африке называют ангелом.
- Я хотела быть кинозвездой. Пошла в художественно-театральное училище в Минске, но на экзаменах поняла, что это не мое. Не могу так перестраиваться, превращаться из одного человека в другого. Так поступила в медучилище, потом закончила медуниверситет, а в 45 лет снова пошла учиться в клиническую ординатуру, чтобы получить высшую категорию.
Елена Викторович, акушер-гинеколог из Бреста, и правда хорошо бы смотрелась в кино - улыбчивая блондинка с сияющими голубыми глазами, очень красивая женщина. В Беларуси она за 20 лет работы прошла путь от сельского врача до районного акушера-гинеколога.
Ангола знаменита месторождениями алмазов.
- Я считаю, что красивее беременной женщины нет никого на свете. Это сейчас проводят всякие школы для мам. А когда я начинала, женщины понятия не имели, как рожать. Никто не рассказывал, как дышать, как вести себя, как расслабляться. И в этих муках получается такой красивый взрыв эмоций - рождается ребенок. Женщина сразу оживает, когда слышит первый крик – это новая жизнь, чудо! И я приложила к этому руку! А когда ребенок не дышит, начинаешь реанимировать. И вот он вдохнул, задышал, и ты знаешь, что это твоя заслуга, ты вовремя помог, и он остался жив…
Правда, после 20 лет врачебной практики в белорусских медучреждениях доктор поняла, что одним энтузиазмом сыт не будешь. Хотелось, чтобы любовь к работе соответственно вознаграждалась.
ГОД РАБОТЫ В АФРИКЕ - ЭТО 10 ЛЕТ РАБОТЫ ДОМА
- У меня было три работы: в роддоме Бреста, в железнодорожной больнице и в Центре профилактики СПИДа - вела прием и делала УЗИ. Я тогда купила квартиру под огромные проценты, и так получилось, что должна была выплачивать 500 долларов в месяц – весь свой заработок. Старшая дочь университет закончила, а младшую нужно было еще выучить. С мужем в разводе. Еще и ремонт надо сделать. Материальный вопрос встал очень остро, - вспоминает врач.
Елена Викторович заинтересовалась работой за границей. Поначалу, говорит, ей было просто любопытно узнать, как лечат в других странах. А потом поняла, что это шанс спасти семью от финансового краха. Знакомые рекомендовали поехать в Анголу, сказали, там уже работают врачи из Украины, России и Беларуси. Трудоустройством медиков занимается российская фирма. Энергичная врач рискнула: связалась с этой фирмой и через полгода после того, как узнала о такой возможности, уехала в Африку. Уже семь лет – с 2009 года - доктор работает в клинике горнодобывающей компании «Катока». Это предприятие - один из мировых лидеров по производству алмазов. Оно находится в тысяче километров от Луанды, столицы Анголы.
- Ожидания от переезда на другой край света оправдались?
- Я приехала в Анголу 1 декабря, а 25-го уже дали декабрьскую зарплату. Я ничего еще не делала: днем ходила по кабинетам, ночами учила португальский. Мне дали три месяца на изучение языка и подтверждение диплома. В Бресте все, что зарабатывала, я отдавала на кредит. Здесь мне выплатили чистый оклад врача - и он оказался в пять раз больше моего белорусского заработка на трех работах. Я стала считать: год работы в Анголе - это 10 лет работы дома, два года - 20 лет... Я так плакала! Мне так за родину стало обидно!
«НЕ ТРОГАЙТЕ МОЕГО РЕБЕНКА»
- Белорусские беременные отличаются от ангольских? Как рожают в Африке?
- Роды редко проходят в клинике, там в 80% случаев практикуют роды на дому. Им дешевле вызвать врача, чем платить за клинику. Рожают они самостоятельно, мужчин с того времени, как начинаются схватки, нет. Они уходят за деревню, в саванну - нет их! И только когда они услышат пение и пляски, приходят. Значит, родился ребенок. И еще у них так: солнце не должно дважды заходить над женщиной, которая в родах. Если проходят сутки, а женщина не родила - вызывают доктора. Вот я и езжу на ЧП и катастрофы, - смеется врач. - Женщина просит не дотрагиваться до ребенка, если я просто присутствую при родах. Она сама перевязывает, перегрызает пуповину, берет ребенка, кладет его на живот... «Это мой ребенок, мои бактерии - не трогайте его». Потом убрала все за собой, встала на колени, поцеловала мне ноги и ушла - так у них принято. Я все время задумываюсь: ведь точно так же наши прабабушки рожали! И никто не теряет сознание, не кричит от боли. Ну да, стонут, как все женщины, но истерик, как у нас в роддомах, не бывает.
И еще у них так принято: если женщина беременеет, они с мужем не живут половой жизнью, это запрещено и религией, и обычаями. Мужчина рядышком строит новую хижину, берет себе новую жену… Так и живут. Сколько сможешь женщин обеспечить, столько берешь. Они христиане, но у них разрешено многоженство. Много лет была война, она забрала мужчин. Анголане знают, что им надо расплодиться и восполнить население.
- Как там развита медицина?
- Я работаю в клинике, которая обслуживает только семьи сотрудников «Катоки». В ней самое современное оборудование, медикаменты совсем другие - европейские, бразильские. В Луанде есть клиники от красного креста, но они, конечно, не так обеспечены.
В Анголе я заметила, что там действенны простейшие антибиотики! Там никто не лечит простую инфекцию по 10 - 15 дней. Приходит больной, ты даешь ему максимальную терапевтическую дозу сегодня, завтра - поддерживающую, а послезавтра он здоров. У меня есть больные со СПИДом, с туберкулезом, гепатитом - после 16 лет войны в Анголе много социальных болезней. Только там я впервые за свою врачебную практику увидела прямое переливание крови. И еще там нет санстанции! Их никто не контролирует, но после операций ни у кого нет абсцессов.
ТАМ ПОЗИТИВНО МЫСЛЯТ
- Как вас приняли в чужой стране? Вы быстро привыкли к другой культуре?
- Анголане называют меня ангелом - я белая, да еще и светловолосая. Там очень уважительное отношение к врачам. Меня даже в Луанде узнают. Приезжаю в банк, а они: «Доторэ, доторэ!» («Доктор, доктор». - Ред.).
Что было удивительно - там ничего не откладывают впрок. Закатки, как у нас, в Анголе не делают. Захотелось - пошли в саванну, набрали фруктов, поели и забыли. Завтра опять сходим. Может, на километр дальше пройдемся, зато ходить полезно для здоровья. Там позитивно мыслят!
Еще мне понравилось, как они относятся к смерти близких. По ангольским законам дается 8 дней отпуска только для того, чтобы человек вышел из стресса, не плакал на работе, а улыбался и занимался своим делом.
В Анголе не просто солнечно, там солнечные люди. Они всегда улыбаются! Этому я у них научилась. Там обязательно нужно обнимашки устраивать - два раза наклоняться щечками друг к другу. Все так делают, знакомые и незнакомые. За день каждый здоровается три раза. «Бон дие» - это значит пожелать доброго утра, «буа тарде» - доброго дня, «буа нойте» - доброй ночи. Невозможно не улыбаться, когда здороваешься третий раз за день!
- По дому не скучаете?
- Я пару раз в год приезжаю домой. Со всеми повидалась – и хочется обратно! Тут все несчастные, плачутся, смотрят в землю, все серое… Там у меня другая жизнь!
Елена дразнит дочерей фотографиями свежих фруктов - в Анголе они в изобилии круглый год.
Очень много времени появилось для самообразования - мне теперь доступны португальские сайты и бразильская медицина. Я столько всего изучила! Бегаю, хожу в тренажерный зал, участвую во всех конкурсах в клинике. Дочкам каждый день присылаю фотографии или показываю в «скайпе», как я живу. Смеются, что я то танцую, то пою, а иногда говорят, мол, покажи нам солнце, у нас тут плохая погода. Я там живу такой полной жизнью - мне времени в сутках не хватает! Если и есть рай на земле, то он там, в Африке.http://www.kp.by/daily/26622/3640299/

Возрастная классификация Всемирной организации здравоохранения
arbatovagidepar
Оригинал взят у radulova в Возрастная классификация Всемирной организации здравоохранения
Люди стали жить дольше. Поэтому ВОЗ официально пересмотрела возрастные нормы. Молодым теперь человек считается до 44 лет. А средний возраст заканчивается в шестьдесят. И только тогда начинается пожилой.



25-44 – молодой возраст;
44-60 – средний возраст;
60-75 – пожилой возраст;
75-90 – старческий возраст;
После 90 – долгожители.


После программы "Прямой эфир" с Борисом Корчевниковым о краденном ребенке
arbatovagidepar
банкирши Миримской, мне оборвали телефон - народ реально не понял, кто кому Вася и заблудился в фамилиях. Я и сама разобралась только к середине съёмки, так что пост-фактум пишу поучительное либретто к ней. 50-летняя красавица Ольга Миримская - хозяйка банка, мать троих взрослых и очень качественных детей (они были в студии) - захотела иметь ребенка вместе с гражданским супругом. Супруг - Николай Смирнов, на 20 лет младше Миримской и раз в 20 богаче. Рублёвская клиника "ДельтаМедКлиник", которую после всего этого надо обходить, как чумной барак, нашла им суррогатную мать - крымчанку Светлану Безпятую. У Безпятой это была уже четвёртая "суррогатная ходка", она так она содержала мужа, дочь, лечила мать от рака и т.д. Возраст её превышал положенный для программы суррогатного материнства, но знакомый по этому бизнесу молодой врач из "ДельтаМедКлиник", фамилию которого я на программе прослушала, а в поисковике не нашла, сумел заключить с ней договор. Парадокс заключался в том, что Миримская предложила для ЭКО не свои биоматериалы, а биоматериалы дочери, о чём почему-то стараются не говорить - то есть по закону она ребенку бабушка, а Смирнов - отец. Суррогатная мать Безпятая получила мешок денег и идеальные условия для вынашивания, но сразу после родов была вывезена из роддома вместе с крошкой Соней на трёх тонированных автомобилях. К этому моменту отношения Миримской со Смирновым закончились, и Безпятая обнаружилась на Кипре, заявив, что Соня её дочь, она её не отдаст, никакого договора на суррогатные услуги не было, 2 000 000 рублей ей не платили и т.д. На Кипре сделали генэкспертизу и определили, что Безпятая не является генетической матерью, а Миримская может быть крошке бабушкой или сестрой. Потом выяснилось, что Безпятая продала Смирнову Соню, хотя не ясно, зачем продавать, если он генетический отец? На сегодняшний день и Смирнова, и Соню, и Безпятую ищет интерпол, но все они в бегах. Мы с вами вдоволь насмотрелись историй в формате "богатые тоже плачут", "крутой папа отнял у мамы ребенка", так что отмечу эксклюзив сюжета. Смирнов, который и молод, и хорош собой, и богат, изо всех сил пытается сделать Миримской больно - забрал девочку, взял в новые жёны бывшую подчинённую из банка Миримской, и даже к Беспаловой приставил адвокатшу, прежде обслуживающую банк Миримской. При этом по закону он отец Сони, похитивший ребенка не у бабушки, а у матери - дочери Миримской, хотя спикером обвинения выступает Миримская. Но главный герой этой истории, на мой взгляд, лечащий врач Безпятовой, внезапно обнаруженный в ходе этой катавасии мертвым прямо во время приёма больных в своём кабинете. То есть, в хорошем настроении пошел покурить с охранником, вернулся мимо очереди в кабинет, заперся изнутри, задрал штанину и ввёл себе смертельную дозу снотворного, как рассказал мне на программу журналист Олег Лурье, видевший материалы дела. Бывает такое в рублёвской клинике? Может и бывает, но в студии показали распечатки его переписки с Безпятовой, где он пишет "верни ребенка", а она ему угрожает. И понятно, что угрожает не от своего имени - её ресурс только бесперебойное репродуктивное здоровье. Сторона Смирнова-Безпятовой уверяет, что договора на суррогатное материнство не было, тем более, что после неожиданной смерти врача, договор в его компьютере исчез. Главный врач клиники "ДельтаМедКлиник" даёт то одни, то другие показания. Но в студии обнаружилась и копия договора, и то, что за 10 дней до гибели врач рассказал на допросе о договоре и всей ситуации. Короче, деньги в первом поколении, это деньги в первом поколении, и вполне понятно, как они сделаны, и что стоит за стратегией и тактикой решения вопросов. Найдут маленькую Соню или нет, отдадут Миримской или оставят со Смирновым, вопрос открытый... Главное, помните, обслуга богатых - расходный человеческий материал.

Гименопластика - "фальшивая девственность" - рассказы пациенток
arbatovagidepar
тр

Оригинал взят у deklassierte в
Взято из комментариев на нескольких сайтах, посвященных пластической хирургии. За каждой такой историей - трагедия женщины, раздавленной гетеронормативными стереотипами. От прочих видов эстетической хирургии гименопластика отличается тем, что делается она даже не для сколько-нибудь долговременного соответствия стандартам красоты, а всего лишь для минутного удовольствия садиста. Ведь тот, кто получает удовольствие от боли и крови партнерки, - это именно садист. Но в отличие от собственно BDSM, данный вид садизма получает одобрение со стороны патриархального общества и прикрывается лицемерными рассуждениями о "чистоте".

20 историй под катомCollapse )</div>

Звездная болезнь Ильи Фарбера
arbatovagidepar
o_877134

Опять все обсуждают Илью Фарбера, лучше бы порадовались, что в тюрьме одним зеком меньше, а на воле одним самцом-затейником больше. Словно забыли, что Фарбер закончил актерское отделение ГИТИСа, сценическая карьера не сложилась, и пришлось играть по жизни дизайнера, художника, учителя, строителя, а теперь и правозащитника. И если сумеет помочь благодаря своим актерским способностям хотя бы одному униженному и оскорблённому, то не зря получал диплом. Ведь сумел же он сыграть мученика режима, сев за сложно-сочинённую денежно-строительную историю да еще с "шерше ля фам". Сумел же организовать финал спектакля с топотушками на звездочках, понимая, что заканчиваются его звездные часы. И больше никому не будет интересен парень, лажанувшийся с деревенским строительством и являющийся на суды в полу-расстегнутой рубашке из ассортимента тюзовской костюмерной.

Так что зря оскорбляются люди в погонах, к ним это не имеет никакого отношения - Фарбер топтался на бутафорских звездах. И это его актерское право, это его личная, как говорят в театральной среде "тюзятина" (от слова ТЮЗ). А уж нравится финальная сцена спектакля или нет, дело вкуса. Хотя, лично я, как бывший драматург, порекомендовала бы ему вместо топотушек на звездочках прибить к тюремному асфальту мошонку. Не только потому, что это "добрая российская традиция протеста против кровавого режима", но и потому, что стилистически это было бы изящней, ведь народовольческая деятельность Фарбера проходила
в деревне под названием Мошенка...

Жили-были три китайца...
arbatovagidepar
Пост для тех, кто читал о моём погружении в аюрведу.

К зиме я решила немного обласкать свою травмированную коленку, но после закрытия лучшего аюрведического центра Москвы «Лотос», не нашла ему достойной замены рядом с домом. Посетила пару-тройку аналогов - колонны слепили мрамором, лилия плавали в бассейнах, пахло как в Эдеме, индусы были красивыми, но мастерами аюрведы могли показаться только непродвинутым пользователям.

Так что пришлось изменить Индии с Китаем. Первый китаец в навороченной клинике пощупал мой пульс и посмотрел так, будто я откину копыта ровно через полчаса. А потом сказал : - Питьсегданадаволтусухасегда...
Я решила, что он говорит по-китайски, но врач показал на графин с водой и на мой рот, из чего следовало, что сказал он : - Пить всегда надо, во рту сухо всегда…

Я помотала головой и ответила, что пить всегда не хочу, и во рту не сухо. Тогда он сконструировал подобную фразу по поводу моего сердца, а дальше пошел по всем известным ему человеческих органам и предложил 20 иглотерапевтических сеансов. Я встала, невежливо вышла и спросила в регистратуре, на каком рынке его взяли? Сидевший в регистратуре русский парень честно заржал.

Второй китаец во второй навороченной клинике был с переводчицей. В кабинете сидела китайская бабища и играла на компьютере. Я спросила, она ли доктор Мунь или Пунь, или Хунь, уже не помню. Бабища помотала головой и ответила : - Доктол кусать посла.
Ткнула себя в грудь и добавила : - Пелевосица.
Доктор Мунь или Пунь, или Хунь оказался здоровенным шкафом, видимо, он ел что-то очень китайское, и пахло от него как в ньюйоркском Чайнатауне. Я могла только порадоваться, что записалась на массаж спины и шеи, и не окочурюсь от этого запаха, лежа лицом вниз. Доктор взял меня за пульс, а «пелевосица» затарахтела на своём русском, что у меня нет ни одного здорового органа, и спасут меня только 40 сеансов иглотерапии. При этом наезжала на меня примерно как в совке коммуницировали с больными няньки : - Лесиса нада! Иголка холосо! Бальница лесиса будес!

И менее уверенная в своём здоровье более молодая посетительница непременно была бы укатана этой парочкой на 40 сеансов иглотерапии. Но за последние двадцать лет мы как-то уж совсем отвыкли от такого тона медперсонала, и я твердо рявкнула «массаж!»

Доктор завел меня за ширму, положил лицом в дырку в кушетке и начал ломать мой хребет. Если первый китаец прежде торговал на рынке куртками, этот в мирное время скорее всего был мясником и делал из меня добротную отбивную. Но при этом не закрывал рта, общаясь с переводчицей, которая явно была его сожительницей. Мне показалось, что в течение сеанса они то ругались, то миловались, то снова ругались, то снова миловались. Короче, совершенно не понимали, что в медвежьих лапах доктора находится не кусок мяса, а живая клиентка. Вышла на полусогнутых, но точки он знал, я доехала домой и тут же срубилась спать, а на следующий день летала, несмотря на оскорбленное эстетическое чувство.

Третий китаец в очередной навороченной клинике работал с реальной переводчицей, очаровательной русской девушкой. Он взял меня за пульс и сообщил, что у меня наверное высокое давление или низкое, и, скорее всего болят суставы на руках, но, может быть, на ногах. После чего спросил через переводчицу, на что я жалуюсь. Я сказала переводчице, что если он пульсовой диагност, то я - китайский император. Переводчица возразила, что он гениальный иглотерапевт, но я сообщила, что не интересуюсь иглотерапией и вообще против инвазии в организм. В ответ доктор начал орать, что ему кажется, что он сдает экзамен, что он лучше знает, что и как мне лечить…. Переводчица, пытаясь смягчить обстановку, добавила, что его речь может показаться грубой, просто в его провинции такой выговор, и что у него немного авторитарный стиль лечения. Но, когда третий китаец подряд строит из себя пульсового диагноста, а сам даже по моей походке не может сообразить, что я пришла лечить ногу, а не ухо, вы звереете. И, озверев, я попросила переводчицу сообщить врачу, что авторитарное лечение пусть оставит в своём Китае, а здесь уже 20 лет авторитарные врачи считаются профнепригоными. Китаец надулся и обиженно вышел.

Четвертым китайцем, точнее китаянкой была доктор Вань. Понятно, что у меня, как у Ивановны, имя сразу вызвало доверие. Не меньше доверия вызвали два попугая жако в клетке при вхоже в клинику «Тао» на Остоженке. При этом один из них всё время орал «У лукоморья! У лукоморья!...», и, как не просили его девушки-регистратоши сдвинуться на «дуб зеленый», ни шагу не делал с лукоморья.

P1060643

P1060642

Доктор Вань вообще не брала меня за пульс, а только делала массаж через полотенце. Но по ходу массажа я понимала, что у неё эстрасенсорные данные, и она занимается ровно теми частями тела, которые нуждаются в улучшении. При этом доктор Вань немного говорила по-русски и совсем без акцента. Мне казалось, ей лет 25, оказалось, что 40, что она родила ребенка и с ним сидит муж. Короче, к концу сеанса мне захотелось подарить ей учебник русского языка и помочь оформить гражданство, потому, что стране нужны профессионалы, а не торговцы куртками.

P1060640

Она немного стеснялась, но всё-таки попозировала.

Китайский массаж состоит из "толканий и нажиманий" на точки, поглаживаний в нём мало, но доктор Вань дала возможность расслабиться и задремать. На следующий день, я была как новая. И собираюсь пойти снова, тем более, что китайская медицина, оказывается, умеет лечить коленку не только иглами и массажем, но компрессами их китайских трав. Расскажу, когда попробую. Еще в меню клиники курсы похудения и омоложения, но как психически здоровый человек я не озабочена ни первым, ни вторым, так что рассказать об этом не обещаю.
Одним словом, опасайтесь подделок!

Реклама
arbatovagidepar
da3a6ddd0731

Комиссия Приморского УФАС России признала рекламу услуг ООО "Краевой Центр Пародонтологии" ненадлежащей и нарушающей требования пункта Федерального закона "О рекламе". Данная реклама вызвала обсуждение на владивостокских форумах и не осталась без внимания Центрального аппарата ФАС России. Что форумчан, что сотрудников антимонопольного ведомства "смутило" изображение врача и пациентки в весьма неоднозначном положении, сообщили РИА PrimaMedia в пресс-службе Приморского УФАС России.

Так, согласно части 7 статьи 24 ФЗ "О рекламе", реклама лекарственных средств, медицинских услуг, в том числе методов лечения, медицинской техники должна сопровождаться предупреждением о наличии противопоказаний к их применению и использованию, необходимостью ознакомления с инструкцией по применению или получения консультации специалистов. Какие-либо предупреждения в рассматриваемой рекламе отсутствуют.

К тому же обещание "пожизненной гарантии" (фраза находится под названием центра в левом верхнем углу баннера) является недостоверной информацией. Из пояснений представителя центра следует, что подобную гарантию клиент стоматологии может получить, лишь соблюдая ряд условий, но они не обозначены в рекламе. В соответствии с пунктом 6 части 3 статьи 5 Закона, недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о гарантийных обязательствах изготовителя или продавца товара (услуги).

Ну и напоследок пиктограмма. Данное изображение двусмысленно может восприниматься как целевой аудиторией рекламы, так и обычными прохожими. Чтобы подтвердить предположения об оскорбительности используемого в рекламе образа, Приморское УФАС России обратилось за экспертным заключением в АНО "Центр маркетинга и практической психологии "Success".

Так из заключения следует, что пиктограмма и слоган к ней воспринимаются как этическая некорректность, связанная с гендером, используется оскорбительный образ, сравнение и выражение в отношении пола. Образ, используемый в рекламе, в комплексе со слоганом воспринимается как унижающий и непристойный.

Отметим, что данное заключение является не личным мнением сотрудников компании "Success", а общим мнением участников двух фокус-групп, проведенных специально для изучения восприятия рекламы ООО "Краевой Центр Пародонтологии". Не смотря на разный возраст и социальное положение (1-я группа - активно работающая общественность в возрасте от 40 до 50 лет с уровнем дохода выше 40 тысяч рублей на одного члена семьи; 2-я группа - активно работающая молодежь в возрасте от 20 до 30 лет с уровнем дохода выше 20 тысяч рублей на одного члена семьи) мнение о некорректности данной рекламы в отношении женщин совпало у обеих групп.

primamedia.ru

Роддом на окраине: окна без занавесок, битва за макароны и отличные врачи
arbatovagidepar
Ульяна СКОЙБЕДА

Ульяна Скойбеда делится впечатлениями от пребывания в рядовом столичном медучреждении

Он стоит возле вечно шумящей МКАД: белый, как корабль, типовой роддом конца 80-х. Асфальт вокруг украшают гигантские (мужики не пожалели краски) несмываемые надписи: «Машенька, спасибо за Данечку!» и «Любимая!!!» (много-много сердечек и восклицательных знаков). Раз в пятнадцать минут «скорые помощи» крякают возле шлагбаума, раз в час в небо взлетают разноцветные воздушные шарики – знак выписки в Большой Мир очередного Очень Важного Человека...

А во-он там, на седьмом этаже, целых четыре недели была моя палата.

Сейчас мне кажется, это медицинское учреждение - лучшее место на земле. Гормоны, я понимаю.

И все же: что может быть прекраснее работы акушера, извлекающего из материнской утробы орущий живой комочек? Что трогательнее дребезжащей стеклянной «каталки», везущей детей по коридорам (мы звали ее «электричкой», за сцепленные между собой «вагоны»-ячейки)? И, одновременно, что страшнее пижамы хирурга, заляпанной ТВОЕЙ кровью?

В целом, роддом для женщины – что армия для мужчины: кто не был, тот будет, кто был - не забудет.

ПРИЕМНЫЙ ПОКОЙ

- Трусы, говорю, тоже снимай! Ноги шире! Чего не побрилась?

Шокированные такими вопросами, госпитализируемые девицы блеют, что схватки, мол, подкрались незаметно: они, девицы, не успели подготовиться...

Я, в свою очередь, мрачно отвечаю, что вообще приехала на консультацию.

Ничего не помогает: всех скребут станками студентки-практикантки.

Потом такое вторжение в личное пространство покажется цветочками: впереди клизмы, катетеры для взятия мочи, и, главное: дяденьки с биноклями в доме напротив. Штор в палатах не предусмотрено.

Привыкаешь быстро: очередной шок я испытала только в операционной, когда обнаружила, что затемнения нет и там. То есть обыватели, кроме всего прочего, имеют счастье лицезреть и вскрытые брюшные полости...

Но это впереди. Пока я сижу на дермантиновой кушетке, жду оформления документов и тихо млею, как работницы приемного отделения припечатывают пациенток.

Черноглазой девочке:

- Шесть сантиметров, иди сюда!

«Шесть сантиметров» означает раскрытие матки на такую величину: девица, фактически, рожает.

Друг другу:

- Запиши: еще рубец...

Рубец на матке - след от предыдущего кесарева, показание к следующему.

Меня звали коротко и ясно: «патология».

ПАТОЛОГИЯ

Отделение патологии – пять десятков теток в страшных халатах. Цветастые тряпки с оторванными завязками и карманами колом сидят на любой фигуре; наверное, и Мила Йовович смотрелась бы в них по-дурацки.

Интересно, где роддом взял столько раритетов? Я ведь помню: именно так одевались в 80-е бабушки на лавочках. И еще вопрос: как же мы не вымерли в советские времена? Я о романтических чувствах дедушек. Ведь это же не одежда, а атомная война...

Нечесаные (в таких халатах соблюдать гигиену как-то глупо) лахудры сидят в холле среди фикусов и смотрят ТНТ...

Это мой личный маленький шок: телеканал ТНТ – первый в рейтинге предпочтений молодых женщин от восемнадцати до двадцати восьми!

Сначала я наивно приходила к телевизору в привычное время новостей: в 12.00, 14.00 и так далее: надеялась услышать пульс страны. Увы, девицы с невозмутимыми лицами смотрели «Дом-2», потом «Универ», потом остальные комедии...

Для кого же работаем мы, новостники журналисты?! Кто ломает копья в блогосфере: хвалит или ругает правительство? Полпроцента населения? Есть над чем подумать.

Еще об откровениях: в роддоме... вообще не оказалось гостей столицы. Знаю, что журналисты до меня писали иное (мол, приезжих столько, что медсестры рыдают на груди редких русских родителей). Однако факт: за месяц передо мной прошли сто пятьдесят человек, кавказских девочек среди них было ТРИ... Еще была одна вьетнамка, но она, строго говоря, лежала в обсервации (отделение для рожениц с инфекциями и без документов). И это при том, что район наш непрестижный: Гарлем...

Чтобы закончить с обстановкой: роддом чистый и идеально отремонтированный (зимой в топе был пост о полусгнившей детской больнице в Питере, так здесь просто евроремонт). Врачи внимательные и компетентные. Медсестры, ставя капельницу, говорят: «Потерпи, зайчик...».

Если добавить, что кормят пять раз в сутки, то получается настоящий санаторий...

Но, разумеется, есть недостатки.

СКРОМНЫЕ ЗАБАВЫ

Утро начинается с «веселых стартов»: беременные с чашками наперевес выстраиваются возле закрытых дверей столовой. Причина - не голод, а... новенькие. Стоит опоздать к раздаче (допустим, позвали сдать кровь), и перед тобой – пустые кастрюли.

- ?

- Новенькие разобрали! – оправдывается раздатчица.

Смысл: повар готовит строго по количеству человек в отделении. Всем новеньким (а в день поступает человек по семь) еда не положена: их, по правилам, должны начать кормить только НАЗАВТРА...

Разумееся, сами прибывшие с этим не согласны наотрез и лопают чужие макароны. В итоге даже весело: или ты, или тебя...

Весьма разнообразит. Потому что скука.

На улицу не выпускают (сбежать во двор реально, но приходится прятаться за помойкой, чтобы не «запалили»). В этой ситуации жизнь скрашивает любое, самое маленькое событие.

Вот, например, приходит медсестра:

- Девчонки, дождь залил анализы: они на окне стояли! Придется пересдать!

Все ухахатываются полчаса...

Неизменный восторг вызывают взмывающие за окном шарики (отпускайте, господа, отпускайте! Вам все равно, а запертым в башне принцессам – радость!)...

А однажды со двора донеслись звуки трубы.

«Hello, Dolly!», - играл там настоящий джазовый оркестр. Из окон вывешивались роженицы, из реанимации – врачи в операционных шапочках...

- У!!! – кричали мы музыкантам. – Вау!!!

Не знаю, хороший ли у них был гонорар от заказчика, но овации джазисты сорвали.

РАЗНЫЕ СУДЬБЫ

Соседка №1, замужем (звонит мужу):

- Никита, я выбрала в интернете матрасик, ты должен одобрить и оплатить. Как?! Тебе все равно, на чем будет спать твой ребенок?! Что значит пробки? Развалишься проехать несколько остановок?!

Соседка №2, незамужем:

- Милый, ты покушал? Я хочу, чтобы ты покушал... А наш ребенок сейчас танцует в животе вальс... Покушал? Теперь ты меня покорми... Ам! Ам! Ам! Ам!

Если присутствовать при первом диалоге весело и ненапряжно, то слушать чрезмерно интимный второй неловко. Что делать: соседке №2 тоже надо замуж...

Наблюдение за чужими жизнями – излюбленное занятие девиц в роддоме.

«Тоска, Раиска?» - «Тоска, Анфиска!». В итоге к концу второй недели пациентки знают диагнозы большей части отделения, их семейное положение...

Вот Римма: дебиловатая воспитанница детдома, забеременела от такого же детдомовца, он живет на четвертом этаже интерната, она на третьем. Девушка в соплях от счастья: ведь ей с детства ставили бесплодие. Умственно ограниченной невдомек, что у нее происходит выкидыш, который не получается остановить. Врачи втолковывают, что медицина бессильна, а Римма знай рассказывает малышу, что он послан ей небом... Потом девушку увозят на аборт.

Вот Катя: все, от завотделения до медсестер, ежеминутно тюкают несчастную вопросом: «Иванова, ребенок шевелится?!». У Кати плохие показатели кроветока: плод почти не получает кислорода, а срок для операции экстремально ранний. Диллема...

Через день, скорчившись в углу (в такие моменты хочется исчезнуть), я слышу, как лечащий врач объявляет приговор: «Катюша, собирайся с силами: идем на кесарево, будем пытаться получить ЖИВОГО ребенка. Шансы у нас невелики, но в противном случае их нет совсем...».

Маленькие трагедии. Маленькие в масштабах Вселенной, огромные для рыдающих на больничных койках конкретных женщин.

ЛУЧШАЯ РЫБА – ЭТО КОЛБАСА

Столовая; новенькая Зина брезгливо разглядывает паровой омлет.

- Девчонки, а как здесь насчет колбасы? Могут родственники мне ее передать?

При желании, сюда можно передать даже бутылку водки, другое дело, что колбаса это жир, соль, консерванты и специи. У Зины явные отеки (бич беременных), лопать сервелат при таком диагнозе странно и опасно+...

Примерно так и объясняем.

Зина (капризно):

- А что же мне тогда есть?

Мы:

- Здесь кормят каждый час. Ну, если все равно голодно, сыра попроси у мужа, или фруктов.

Зина, выпятив губу:

- Я все это не люблю! Вот колбаса...

«Тактично» указываем Зине на раздутые коленки.

Мимо:

- Это дело врачей, а не мое. Для того я и легла сюда, чтобы мне отеки сгоняли...

Вывод: колбасы девушка натрескается, несмотря на все запреты. Потом лечащий врач будет рвать на себе волосы и не знать, что делать, но это, разумеется, будут ЕГО проблемы...

Уровень самосознания пациенток заставляет отчаянно жалеть тех, кто лечит. Например, беременные могут на голубом глазу обсуждать, пить ли назначенный врачом препарат? Причина: некая Дуся сообщила, что «от этих таблеток потом не разродишься»... Хочется взять умниц и стукнуть лбами: «Не хотите лечиться – не занимайте койки в палатах!».

Страшно, что люди без медицинского образования берутся корректировать назначения. А если произойдет что-то плохое – спросят с врача...

ОПЕРАЦИОННАЯ

Кесарево делают «за шторкой» - тряпкой, которую вешают на специальную палку. Из-за шторки тебе отлично слышно, как переговаривается бригада:

- Мочевой прихватила? Давай я пройду еще раз...

Медсестры ругают тебя за накрашенные ногти на ногах (ты хотела сделать людям приятное, а теперь оказывается, анастезиологу трудно определить твое состояние).

Потом за тряпкой кто-то приглушенно квакает.

РЕАНИМАЦИЯ

В реанимации звонят телефоны. Женщины, у которых двигаются только руки (нижняя часть тела парализована, она как тряпка) отвечают:

- Вадик? Да, родила... Все хорошо: девочка... Нет, Вадик, не надо лезть ко мне в окно: я на четвертом этаже. Нет, Вадик, я не могу встать и помахать рукой: я в реанимации... Вадик, сколько ты выпил?! Что? Ой... Вадик, ты чего? Нет, Вадик, не плачь...

Адская боль раздирает тело, но все соседки все равно хохочут: расклеившийся пьянющий муж, которого приходится еще и утешать – фигура комичная.

Кстати, ничего, кроме телефона и воды, на роды брать нельзя: все остальное остается в палате. Одна из моих знакомых распрощалась так с планшетником: кто приделал ему ноги, пока девушка валялась без сознания – поди, угадай... Но это к слову.

Еще одна соседка жалуется, что попала в реанимацию... и без телефона. Она, как многие, приехала в роддом «на капельницы» (то есть просто полежать), - а ее как увидели, так сразу – на каталку и орать: «Экстренно! Девять баллов!».

«Куда это вы меня?, - пыталась возражать девица, - Ребенок недоношенный, ему еще рано!».

«Нам бы тебя спасти» - отвечали хирурги «деликатно»...

То есть сложилась ситуация, когда была угроза жизни матери и плода.

Все закончилось хорошо, ребенка извлекли живым, и единственное, что теперь терзает девушку: муж ни о чем не подозревает! Она пообещала, что вернется домой через три дня, а теперь не может сообщить новость: телефон ей в спешке взять не дали...

Звонить мужу взялась одна из нас:

- Дима, здравствуйте, я соседка вашей жены по палате...

- Угу, - ответил Дима, - очень приятно.

- Поздравляю, у вас сын!

- Угу, - это Дима.

- С вашей женой все в порядке, просто я не могу дотянуться, чтобы дать ей телефон...

- Угу.

- Ну, звоните, если что. До свиданья.

Дима перезвонил через полминуты: он орал так, что его было слышно без громкой связи:

- У кого сын? Кто родился?! Где моя жена?!!

Реанимация снова булькала, стараясь не смеяться...

...А вечером нас всех ждала встреча с прекрасным.

Прекрасное было одето в розовые распашонки. Причем и мальчики, и девочки.

БЕСПЛАТНАЯ МЕДИЦИНА

С момента выписки я пребываю в самом радужном настроении. Сколько я читала о рвачах в белых халатах, то ненароком отпилящих ребенку руку, то требующих у пациента взятку, но... мой личный опыт общения с государственной медициной оказался целиком положительным. Благодарность и восхищение – вот что я испытываю сейчас.

И дело не в том, что врачи помогли конкретно мне: я увидела, что всех беременных в роддоме опекают, как овечек. Ежедневные процедуры и диагностика, уколы-капельницы-бананы...

Причем отношение к «платным» (то есть заключившим контракт) и «бесплатным» пациенткам никак не отличается! Я знала диагнозы половины отделения и имела возможность сравнивать. Отвечаю: всех лечили одними и теми же препаратами...

Но, если так, значит, слухи о смерти здравоохранения сильно преувеличены? Подчеркиваю, это обычный роддом!

Или все дело в том, что это – Москва?

КП