Category: музыка

Утёсов рассказывал, что однажды,

когда он был председателем выпускной комиссии режиссеров-заочников в ГИТИСе, популярнейшая певица Алла Пугачева (она из этого выпуска) подошла с фотографом к Утёсову и попросила разрешения сняться с ним на память. Леонид Осипович с удовольствием согласился. И тут же вспомнил историю, как однажды балалаечнику Трояновскому удалось сфотографироваться со Львом Николаевичем Толстым.
Балалаечник был человек предприимчивый, он сделал с этой фотографии клише и выпустил афишу, на которой был изображен вместе с великим писателем. Его антрепренер как-то предложил концерт балалаечника какому-то хозяйственнику и показал афишу.
Тот внимательно посмотрел и сказал: «Ну, этот с балалайкой будет играть, а что будет делать этот старик с бородой?» Антрепренер обиженно ответил: «Этот старик с бородой, если услышит ваши слова, в гробу перевернется». — «Понятно, — сказал хозяйственник, — это акробат. Не надо».
— Так вот, Аллочка, — закончил Леонид Осипович, — при вашей популярности, я боюсь, будут спрашивать: «А что это за старик рядом с вами?»

Цой, Мединский, Язь!

Оригинал взят у _petrusha в Цой, Мединский, Язь!
Поскольку кто-то наверняка не в курсе, кратко изложу фабулу. На конкурс "Евровидение" от России поедет песня "Кукушка" в современном переложении. Песня стала основной темой к фильму "Битва за Севастополь", который вот только что сняли. Я не буду про фильм, единственное, мне было бы интересно посмотреть как Мединский на премьере стоя поет Цоя. Про кино, про "Кино", про войнуи про мир уже давно все, кто мог прокричали "уберите руки". Я думаю, что не уберут, думаю, что не в этом дело.

Дело в том, что не осталось никого, кто бы сказал этим людям, что читатель имеет право на интерпретацию, что акт искусства (во всяком случае в новое время) содержит еще и момент понимания, восприятия и переваривания, а постмодерн сделал поле вот этого занятия безграничным и не менее важным, чем акт создания произведения.
Безусловно, пение каверов на Цоя это правильно, особенно если кавер споет министр культуры, вытяннувшись как на трибуне мавзолея. Богатство культуры - богатство интерпретаций, возможность из конечного набора слов создать бесконечное число текстов. ("Равнение на Цоя! Равняйсь!" Министры и президент встают, поправляют пиджаки, звучит "Вместо тепла зелень стекла...", министры неуверенно подпевают - в основном припев. Извините за лирическое отступление.)

Цой жив еще и в таких безумных формах. Мир вокруг, как известно, это какая-то вавилонская библиотека, где большинство книг не содержат ни одного осмысленного сочетания букв. Не скажу, что я благодарен кому-то там за новую форму жизни. Но и бороться не вижу желания - жизнь сама разберется.

Совсем другое дело - жизнь культурная. Неразвитые культурно люди вроде Мединского не только не понимают, что управление культурой это очень условно "управление", что жизнь побеждает в схватке с искусством как сорняк побеждает культурный злак; и ставить перед этим злаком задачу преображения окрестных лугов совсем не умно, луга преображать должен человек, а злак человеком насаждается, поливается и не на всякой почве приживется.

Низведение любого произведения до кавера, новодела, реплики или детского переложения с заменой попа купцом это удобно. Такие новые формы жизни неприхотливы, заполняют собой луга без всякой агрикультуры. Но в результате, осенью окажется, что есть придется в лучшем случае лебеду. А культурный злак отличается от лебеды, вот и все.

Григорий Заславский. Умер Илья Олейников...

1814

В конце 40-х, когда началась борьба с космополитами, начали тут же раскрывать псевдонимы, под которыми скрывались космополиты и скоро выяснилось, что большинство из этих самых космополитов – евреи. Олейников, он же Илья Львович Клявер, родился в 1947 году в Кишиневе и первые годы его жизни пришлись как раз на эти самые неблагополучные – для лиц его национальности. Но псевдоним Олейников появился много лет спустя, когда он вышел на эстраду. Илью Олейникова в первую очередь знают и любят по «Городку», программе, которая – и это чрезвычайная редкость – не теряя! Не падая! – жила на канале «Россия» без малого 20 лет, если быть точным – девятнадцать. Диалоги, которые они вели с Юрием Стояновым, где у Олейникова неизменно была мужская роль, а у Стоянова – все остальные, и мужские, и женские, - оттеняли все прочие юмористические программы отечественного телевидения, оставаясь каким-то мерилом вкуса, юмора, актерской игры, наконец.
О
кончивший московское училище эстрадного и циркового искусства, Олейников был воспитан на той советской эстраде, которую люди старшего поколения вспоминают с горечью не только потому, что там осталась их молодость, нет, - эстрада тех лет вправду была прибежищем для очень многих не только замечательных, но даже великих актеров. Было у кого учиться, набираться опыта, брать уроки мастерства. Юмористы с грустным лицом – это, конечно, особый тип, вполне международное амплуа для тех, кто шутит. Олейников был таким – невозмутимым шутником, однако эта невозмутимость в кадре не мешала ему быть страстным в работе, до самозабвения влюбленным в дело, - иначе бы, конечно, и не было ТАКОГО «Городка». Собственно, «Городком» его интересы в искусстве не ограничивались, он очень хотел большего, снимался в кино, в последние годы много, хотя как раз в кино особенных удач, к сожалению, не было, а однажды даже заложил квартиру, взял кредит и сочинил мюзикл «Пророк», хочется верить, семья его в итоге не сильно пострадала от этого амбициозного проекта.
В старых категориях Олейников всю жизнь прослужил актером разговорного жанра, сначала на эстраде, выступал, кстати, с Владимиром Винокуром. В последние годы – в «Городке» и других теле- и кинопроектах. Был мастером своего дела, в каком-то смысле дела, противоположного тому, которым занимался его отец. Тот был шорником - то есть делал такие штуки, которые закрывают глаза лошади, а Олейников – наоборот, чуть-чуть приоткрывал эти самые шоры.

"Луч Света"

Света из Иванова преследует меня всеми способами.
Позавчера позвали на съёмку её программы, я объяснила, словами из "Покровских ворот", что у меня "другие авторы".
Вчера с утра попросили прокомментировать "Луч Света" для газеты, и я наговорила текст по телефону.
А вечером Света с микрофоном и оператором материализовалась в ресторане "Чайковский" на вручении Национальной премии "Талант и призвание".
Я сидели за столом с мужем, с Леной Эрандес, которая тоже была в списке награждаемых, с солисткой её студии Викой и дочкой - Варварой Эрнандес.

Fullscreen capture 7262012 115406 PM

Это Вика, Лена, Варвара и я перед залом Чайковского.

Света нависла над столом и начала от меня чего-то требовать, но её русский язык не позволил понять, чего.

P1030698

Я стала увещевать её заняться чем-нибудь более подходящим, чем телевидение, например, пойти учиться. Света ответила, что "уже пошла учиться журнализму".
Но тут Варвара встала из-за стола, подошла к Свете и протянула белую ленточку.
Говорит : - Надень!
Света спрашивает : - А что это? Объясни!

P1030700

Операторы и фотографы побросали звёзд и кинулись снимать эту историческую сцену.
Стена операторов создала такой "Луч Света", что все, кто стоял напротив не смогли снять ничего лучше этого.

Пришла домой, посмотрела в нете "Луч света".
Жалко Свету до ужаса... Руки оторвать НТВшникам. Делают из девчушки Фореста Гампа с помощью наиболее омерзительных ходов "Розыгрыша" и "Дома-2".
Аморально зарабатывать деньги на глумлении над забитым, наивным и необразованным человеком, но ещё аморальнее кормить этим нацию с экрана. И, кстати, для тех, кто этого не понимает, всё подробно прописано в законе о СМИ.
Так что тёткам из родительских комитетов, сочиняющим коллективки про Пусси Райот, я рекомендую немедленно обратить взоры и перья на программу "Луч Света.

Остальное про премию напишу завтра.

Изостишия Владимира Вишневского и Андрея Рыбакова

Сегодня в Доме Остроухова, являющемся выставочным залом Государственного литературного музея (на Трубниковском переулке)открылась выставка "Изостишия".

«Изостишия» – совместный арт-проект поэта Владимира Вишневского и художника Андрея Рыбакова. Еще точнее – проект двух художников, так как Владимир Вишневский участвует в создании картин не только словом, но и делом. Стихотворный текст, лежащий в основе каждой работы, выполняется автором в каллиграфической технике отвечающей идее произведения. Вишневский пишет пером, кистью, маркером по самым разнообразным материалам, создавая уникальные шрифтовые композиции.
Экспериментируя с цветом, формой, фактурой и ритмом в традициях русского авангарда, Андрей Рыбаков объединяет слово и изображение в единое целое.









А это мы на фоне бессмертной строчки Вишневского "Живой-то бабой надо заниматься!", которую я часто повторяю мужикам, пришедшим поплакаться на тему "она меня бросила".
Володя Вишневский, гениальный пианист Юра Розум, художник Андрей Рыбаков и режиссёр Андрей Житинкин.
"Картины" эти вполне покупаются, как в анекдоте про нового русского, который выходит с картиной с Сотбиса и звонит братану : - Вася, завтра у Вована юбилей, открытку я купил, подумай о подарке.



На выставке было много чудных людей. Успела снять только Михаила Ардова



И Анну Рудник, заведующую этим музеем.
Когда сразу после школы не добрала бала на философский, я пошла работать в Литературный музей. Мы сидели в одном отделе с невозможной красавицей Анечкой.
И она практически не изменилась за этим годы.



А это просто веранда во дворике Трубниковского. Хотела показать индусу двор, в котором снимался "Романс о влюблённых", но его захапал минсоцразвития, туда теперь не пройдёшь.



А это просто пацан оставил мотоцикл возле Шоколадницы.

О Рафаэле. Не том, о котором вы подумали...

Нашла в почте старое письмо.



"Мы с вами разговаривали 21.04.12 в Домжуре насчет Рафаэля (на концерте студии фламенко балета Лены Эрнандес). Я вам дала листовку с информацией о его концерте 8.04.12 в ГКД. Надеюсь, вы вспомнили. Я представитель сайта российских поклонников Рафаэля http://www.my-raphael.com/Главный редактор нашего сайта – журналистка, политолог Наталья Арутюнова, просила меня передать вам, что она лично приглашает вас на концерт Рафаэля..."
*****
И точно, я общалась на концерте Лены Эрнандес с поклонницей Рафаэля, меня и тогда потрясло, что кто-то помнит певца нашей юности. А оказывается всё серьёзно.
Лично я, пробывшая 17 лет замужем за классическим певцом, обхожу концертные залы как чумной барак, но всё равно странно, что фанатки не нашли в России ничего лучше этого симпатишного парня со средними данными, по сути испанского киркорова.
Ведь хорошие голоса, это то, что экспортируют из России, а не наоборот.
И, кстати, клуба любителей его тёзки Рафаэля Санти в России тоже не случилось.

ВИКТОР ТОПОРОВ. ПЕСНЯ О ДИМЕ БЫКОВЕ

Оригинал взят у levental в post
Это просто преступно прятать в Фейсбуке.

ВИКТОР ТОПОРОВ 
1901-2011: ПЕСНЯ О ДИМЕ БЫКОВЕ

Над седьмою частью суши между прозой и стихами мягко стелет Дима Быков, бегемотице подобный пополам с гиппопотамом.

То стихом сшибая бабки, то пускаясь в прозу премий, он кричит – и суша слышит радость в жадном крике Димы.

В этом крике – жажда славы! Крепость мозга, тяжесть зада, безнаказанность бахвала слышит суша в этом крике.

Виршеплеты одурели: стонут, мечутся по кругу, в фестивалях, в гей-парадах прячут ужас свой пред Димой.

И прозаики пропали: им, прилежным, недоступно бла-бла-бла по книге в сутки, их компьютер зависает.

Глупый Пушкин робко прячет тело тощее в Пушдоме… Только вещий Дима Быков шьет, и жнет, и дует в дудку над седой от скуки сушей!

Всё мрачней и гаже проза наших «новых реалистов», всё бессмысленнее вирши актуальных стихотворцев.

Чуден Чуров. В пене пива стонут толпы, с Путей споря. Вот охватывает митинг толпы толп объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на законы, разбивая в кровь и сопли их двусмысленные своды.

Дима Быков жутким рыком, бегемотице подобный пополам с гиппопотамом, крик толпы перекрывает.

Вот он носится, наш Додик, - жадный жирный Додик смуты, - и смеется , и рыдает… Он от ужаса смеется, он от радости рыдает!

В силе власти – чуткий Додик – он давно усталость слышит, он уверен, что не смоют в унитаз его – не смоют!

Проза плачет… Вирши воют…

Медным тазом накрывает грезы толп над частью суши. Точно Тина Канделаки, свинкою больна словесность, - подцепила где-то в Ницце… Где Пелевин? Где Емелин?

- Дима Быков рубит бабки!

Этот жирный Буревестник под дождем снует меж капель и толпу, смеша, дурачит: это наш Димон-ударник!

- Ледоруб, но с дыроколом!