Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Партия «Коммунисты России» совсем поехала крышей, приняв себя за совковый главлит,

и обратилась в Минкульт с просьбой запретить на территории России показ спектакля «Горбачев» Театра наций. Председатель ЦК партии Максим Сурайкин заявил: «Постановка спектакля, посвященного Михаилу Горбачеву, является ударом по исторической памяти, оскорбляет всех россиян, понесших большие жертвы из-за распада СССР и тяжело переживших его». Хватит того, что попы лезут цензурировать сцену, экран, выставки, и эти туда же. Подозреваю, что неадекватность Сурайкина станет хорошим пиаром для спектакля "Горбачев" с Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой.


Петр Павел 30 июля

Рассуждая о «деле Седьмой студии», каждый готов задать вопрос «с кем деятели культуры?» либо продемонстрировать принадлежность к искомой общности. Третьей стороны (понятно, что суд - не третья сторона) быть не может. Я/МЫ/деятели культуры. Главный в театре - зритель, даже если он не зритель, а сосед. Постмодерн многомерен, четвертая стена из границы между мирами превращается в обычный задник с условным пейзажем. «Культура» всеядно поглощает пространства, будь то коробка сцены, цеха заводов или амвон.

Хотя, конечно, дело тут не о культуре. Вон у меня десятки друзей художников, музыкантов, писателей и в конфронтацию с машиной никто особо не вступает. Эта конфронтация не только лишь для всех является предметом творчества. Впрочем, и наоборот, слияние в экстазе с государственной машиной - совсем не распространённый мотив. Никакой дискуссии тут я не предложу, просто упомяну, что сочувствуя обвиняемым и испытывая отвращение к обвинителям, я держу в голове и тот факт, что предмет разбирательства - деньги.

Collapse )

РФО «ОНА». ДВЕ ЖЕНЩИНЫ ОБВИНИЛИ ДИРЕКТОРА ТЕАТРА В НАСИЛИИ

22 июня секретарша Театра Романа Виктюка, имя которой не называют, приехала на квартиру для деловой встречи с директором Валерием Райковым. После того, как они выпили, женщине стало плохо, она начала отключаться, а Райков воспользовался ситуацией и совершил насильственные действия сексуального характера. В ночь на 23 июня девушка подала заявление в полицию, рассказав сотрудникам о случившемся. В ходе медэкспертизы были зафиксированы следы насилия. Директор Райков и режиссёр Виктюк называют слова секретарши «чушью» и «враньём» (www.gazeta.ru/culture/2020/06/23/a_13127251.shtml).

Collapse )

Секретарша директора театра Виктюка обратилась с заявлением в полицию об изнасиловании директором

 театра Виктюка обратилась с заявлением в полицию об изнасиловании директором театра Валерием Райковым. Инцидент произошел на съемной квартире Райкова в Москве. Потерпевшая находилась в состоянии алкогольного опьянения и не могла оказать сопротивления. Медэкспертиза выявила следы насилия и собрала биоматериалы. 61-летний Райков заслуженный работник культуры и отец троих детей.

Не хотела писать про Ефремова, но лента, плачущая по нему, а не по убитому, вынудила

Большую часть жизни я была драматургом, шилась во МХАТе, (назову по старорежимному, имея в виду, конечно, чеховский) в лаборатории молодых драматургов при Смелянском и Гуркине. Своими глазами, как и все остальные, видела, что Олег Николаевич выходит на сцену пьяный. Знаю массу историй, как его проверяли на трезвость в гримерке, а в кулисах вливали в рот. При нём во МХАТе пили так, что, когда гениальную Евгению Попкову, игравшую в первом фильме по моему сценарии, снятому Надеждой Репиной, выгнали из МХАТа за пьянство, все были поражены. Из МХАТа за пьянство? Это же оксюморон! Кончилось трагически, Женя сгорела, прикуривая по пьяни от газовой колонки. А её ближайшая подруга и коллега по театру Екатерина Васильева спаслась, уйдя в монастырь. Сгорела и дивная мхатовская Лена Майорова, когда разминала мою пьесу «По дороге к себе» в застольном периоде. Прикуривала дома в облитом керосином платье. Была Лена трезвой или нет, неизвестно, но проблем с алкоголем не скрывала. Это я к тому, в какой атмосфере Михаил Ефремов формировался и работал во МХАТе с 1991 по 1996 год, но был уволен собственным отцом. Говорил, что за драку с директором, однако, дело тёмное. Позже прославился ролями и дебошами, как на «Кинотавре», где пьяный в тапочках и халате бросался в  ресторане на официантов. Сама не раз видела, как бедная хрупкая Софья соскребает его в ресторане ЦДЛ чуть не с пола. И выгоняла она его не раз, но возвращала. Я ничуть не фанатка Путина, но вклад Ефремова в проект «Гражданин поэт» обсуждать не буду, по мне это дурновкусие, и даже Синдеева убрала его с «Дождя» с формулировкой, что пафос направлен не на политику, а на оскорбления. А купать оппонента в грязной лексике уровень оппозиционности младших школьников, хотя наши «интеллектуалы» падки на это. Видимо, в детстве их били за грязную лексику по губам, и теперь они мультиоргазмируют, слыша её со сцены. Назвал Путина на три буквы, вроде, и поборолся с режимом. И на выборы идти, наблюдателем садиться, уже не надо, уже ведь поборолся. Про пьяные выходы Михаила Ефремова в спектаклях не буду, все знают. Общалась как-то с его дочкой, произвела впечатление девушки, по которой всё детство ездили на танке. При этом лента забита тем, что Михаил «ум, честь и совесть», и потому не должен сесть в тюрьму. И я хотела бы знать, в каком именно месте он «ум, честь и совесть»? В том, в каком Барков, убивший Веру Михайловну Сидельникову и Ольгу Александрину, не ответив за это? Или в том, в котором Шавенкова, убившая Елену Пяткову, инвалидизировавшая Юлию Пяткову и, ни дня не просидев, амнистированная по поводу юбилея Великой Отечественной войны? Как, впрочем, и амнистированный Эдвард Радзинский, убивший девушку и выплативший семье 2 млн рублей? Перечислять мажоров, убивших людей в обдолбанном виде за рулём, не буду, все процессы на слуху. Напомню, Баркова защищал только Лещенко, потому что возглавляет досуговую лукойловскую кормушку, а по Михаилу Ефремову взвыли многие. Перефразируя Рейгана, взвыли, он негодяй, но он наш негодяй, потому не место ему в тюрьме. Мы же свои, тусовка, должны держаться вместе и, бог с ними, с законами и моральными нормами. Даём «нашим» лицензию на отстрел этих, которые никто и звать их никак…

Collapse )

Новая Матильда

Рязанская епархия назвала спектакль «Сказание о Евпатии Коловрате», поставленный Мариной Есениной в Рязанском областном театре драмы неоязыческой пропагандой. На сайте епархии появилось обвинение в том, что спектакль «в корне противоречит исторической хронике... Подобное действо не может восприниматься иначе как провокация и вызов... Наши современники, воплощая персонажей того времени, срывают с груди кресты и бросают их в оркестровую яму». Не пора ли РПЦ заняться своей работой, отделенной от государства?

Директор музыкального театра ляпнула сейчас на "Культуре":

Д "И в зале начинаются волшебные чудеса!" С подобным уровнем выражения мыслей не сложно торговать овощами, в крайнем случае сумками и шарфами, но торговать музыкальными спектаклями нельзя категорически. Интеллигенция последнее время обращается с языком как с половой тряпкой, мало того, что без мата не может сказать "здравствуйте", ещё и бессмысленно и беспощадно сорит англицизмами. В девяностые мы называли людей, использовавших вместо слова "контекст" слово "дискурс", а вместо "в кавычках" делающих себе рожки из четырёх пальцев, грантовыми маргиналами. Оказывается они не перевелись! А ещё веселит, когда запудривающая юношеские прыщики феминистка вещает: "Новое поколение женского движения активно употребляет англицизмы!" Хочется ответить, детка, вы болеете тем, что мы вылечили 30 лет назад, и от слова "абьюз" подонку не дадут большего срока, чем от слова "насилие". Как говорила маман: "Ты ещё не знаешь всего того, что я уже забыла!" Короче, "я русский бы выучил только за то..."

В Театре «Мост» прошел юбилейный вечер Игоря Волгина

Аншлаг из своих был такой, что с трудом пристроились на последнем ряду, но в зале, где много лет знаешь каждого второго, ряд уже не важен. Вечер блистательно вёл Володя Вишневский, выступали Евгений Сидоров, Лев Анненский, Владимир Новиков, Сергей Чупринин, короче, солидняк. Позвездила Вероничка Долина. А в финале вышли ученики-«лучники», точнее, самые верные ученики-«лучники» - Евгений Бунимович, Ефим Бершин, Маша Ватутина, Инна Кабыш, Елена Исаева, Виктория Иноземцева и Александр Казинцев. Тот самый Казинцев, который вместе с покойным Александром Сопровским привел меня-девятиклассницу в студию «Луч» Игоря Волгина из поэтического семинара Школы Юного Журналиста, руководимого безбашенной Верой Кондрахиной. Но в «Луче» вокруг Волгина таким плотным кольцом стояли юные влюблённые поэтессы, что с текстами было не пробиться. Так что я недолго посещала «Луч», но Игорь Леонидович остался в душе самым красивым, самым образованным, самым аристократичным, самым педагогичным и самым ироничным поэтом своего поколения. На сегодняшнем вечере очень точно говорилось, что он - последний шестидесятник. Следующие - Эдуард Лимонов, Саша Соколов и т.д. уже не шестидесятники, как формально, так и интонационно. К тому же он не просто поэт, а ещё достоевсковед, историк, культуртрегер. И если у обычного поэта энергия уходит «на себя любимого», Волгин все эти годы отапливал собой культурные оазисы. Одним словом, сегодня в Театре «Мост» собрались люди, так или иначе, вышедшие из волгинской шинели.
Среди прочего Игорь Леонидович прочитал совершенно неожиданное стихотворение из последних.
Отец уже три года не вставал.
Родня, как это водится, слиняла.
И мать, влачась, как на лесоповал,
ему с усильем памперсы меняла.
Им было девяносто. Три войны.
Бог миловал отсиживать на нарах.
Путевка в Крым. Агония страны.
Бред перестройки. Дача в Катуарах.
И мать пряла так долго эту нить
лишь для того, чтоб не сказаться стервой —
чтобы самой отца похоронить.
Но вышло так — ее призвали первой.
И, уходя в тот несказанный край,
где нет ни льгот, ни времени, ни правил,
она шепнула: "Леня, догоняй!" —
и ждать себя отец мой не заставил.
Они ушли в две тысячи втором.
А я живу. И ничего такого.
И мир не рухнул. И не грянул гром —
лишь Сколковом назвали Востряково.

Балерину лепили с Лепешинской, которую ночами к кое-кому увозили

Оригинал взят у a_dedushkin в Дом под юбкой
320 Памятник Пушкину 1953—1954.jpg
Фото 1953-1954 гг.
Аборигены ещё помнят это московское название дома на углу Тверского бульвара и Тверской - "Дом под юбкой". Сейчас его чаще называют: Дом с магазином "Армения".

Collapse )